Литература » Вторая родина » Глава XXVIII

Ранним утром следующего дня, наскоро позавтракав остатками вчерашнего ужина, не считая стакана пальмового вина на посошок, Фриц и его товарищи покинули Кабаний брод.
Путь в три лье до Соколиного Гнезда, а именно туда Фриц предложил направиться прежде всего, предполагалось пройти за три часа.
Мы прикинули: к летнему жилищу можно, конечно, добраться и другой дорогой, ведущей на Лесной бугор, мимо Лебяжьего озера, но это немного удлинит путь. Короче пойти по прямой до Соколиного Гнезда, откуда дорога переходит в живописную аллею и тянется вдоль побережья до устья Шакальего ручья, где и располагается Скальный дом.
- Скорее всего оба семейства сейчас находятся в Воздушном замке, - объяснял Фриц свой выбор дороги.
- Хорошо, если это окажется именно так, дорогой, - сказала Дженни, - тогда мы могли бы обнять наших родных на целый час раньше!
- И даже еще скорее, - подхватила Долли, - если они встретятся нам по дороге!
- Только бы они не отправились на Панорамный холм, - заметил Франц. - Тогда придется проделать немалый путь к мысу Обманутой Надежды.
- Не там ли господин Церматт ожидает возвращения «Ликорна»? - поинтересовался капитан Гульд.
- Именно там, господин капитан, - ответил Фриц. - И корвету пора уже появиться у мыса, если только ремонтные работы прошли успешно.
- Лучшее, что можно сейчас сделать, - мудро заметил боцман, - это двинуться в путь. И немедленно. Если никого не застанем в Соколином Гнезде, пойдем в Скальный дом, а если и там никого не окажется, проследуем на Панорамный холм или еще куда-нибудь… В путь, друзья!
Всяческой кухонной утвари и рабочего инвентаря в Кабаньем броде оказалось предостаточно, но бесполезно было бы искать охотничьи ружья или хотя бы порох и патроны. Наезжая на эту ферму, отец и сыновья, конечно, не забывали прихватить с собой оружие, но никогда его не оставляли - из предосторожности. С тех пор как тигры, львы и пантеры не могли преодолеть ущелье Клюз, бояться было больше нечего, чего нельзя сказать о территории между пиком Йоханна Церматта и Зеленой долиной.
Проезжая дорога (колонисты хорошо ее утрамбовали телегой, запряженной буйволами и онагром) пролегала между возделанными зелеными полями и покрытыми пышной растительностью холмами. Капитан Гульд, боцман, Джеймс и Сузан, впервые видевшие это изобилие, не скрывали своего восторга. Они уже не сомневались, что новые колонисты полюбят этот край. Одна Земля обетованная способна принять несколько сотен, а вся Новая Швейцария - тысячи трудолюбивых переселенцев.
После полутора часов хода, преодолев половину расстояния до Соколиного Гнезда, Фриц остановился. Он удивленно смотрел на маленькую речку, о существовании которой до сих пор не знал.
- Вот это новость… - произнес он.
- Действительно, - поддержала Дженни, - я тоже что-то не припомню речки на этом месте…
- Но это же не речка, а скорее канал, - со знанием дела уточнил капитан.
Сомневаться не приходилось - это был канал, вырытый человеческими руками.
- Вы правы, капитан, - подтвердил Фриц.

- 210 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.