Литература » Остров для себя » Страница 8

Всего одна лодка в день совершала двенадцатимильные рейсы из Папиэте по узкому каналу в большом рифе. Когда я находился на острове, я вел себя как человек, предоставленный самому себе, и мне очень нравилось так жить. Конечно, я должен был зарабатывать себе на жизнь, я хотел работать, и на Папиэте всегда находились кусты которые необходимо было подрезать, копра (сушенное ядро коксового ореха), которую нужно было заготовить и рыба, которую нужно было выудить. Я на самом деле ни в чем не нуждался, и я помню, как одним прекрасным вечером, после купания в лагуне я сказал себе: «Нил (всегда мысленно обращаюсь к себе именно так) из всех мест на Земле это больше всего походит на рай».

Жизнь на острове была невероятно дешевой. Два раза в неделю зарезали вола, и мы могли позволить себе покупать мясо по четыре пенса за фунт. За достаточно короткое время, пока я обустраивался на острове, туземцы построили для меня удобную двухкомнатную лачугу, за которую я заплатил им мешок сахара и маленький кусок солонины. Жизнь была так проста! У меня был свой собственный сад, дровяная печь и множество овощей, фруктов и рыбы. Мои расходы на жизнь никогда не превышали одного австралийского доллара в неделю, а иногда – и того меньше, а все потому, что с того момента, как я покинул флот, я полностью изменил свое отношение к домашней работе, другими словами, я сам мыл за собой посуду, сам себе готовил, стирал. Я всегда мог обслужить себя самостоятельно, где бы я не находился. Это принцип, которого я придерживался с тех пор всю свою жизнь.

Даже сейчас я никогда не стану путешествовать без собственного матраса, постельного белья, подушек, одеял, столовых приборов, посуды, и кухонных принадлежностей, а также старого серебряного заварного чайника.

Профессия «домохозяйки», которую я получил на флоте – стала своего рода щедрым подарком. Эта специальность – своеобразный символ экономии, который послала мне фортуна. Я жил простой жизнью: никаких номеров в аренду, никакой покупной пищи. Единственная роскошь, которую я позволял себе – это книги.

Я был очень счастлив на Мореа. Достаточно быстро выучил таитянский язык, завел одного-двух друзей, работал довольно интенсивно и читал много книжек. Мои литературные вкусы были хаотичными: от Конрада до Дефо и вестернов. Единственная вещь, которая мне по-настоящему требовалась тогда – это почитать интересную книгу в кровати пред сном. Во время обитания на Мореа я впервые наткнулся на работы американского писателя Роберта Дина Фрисби , который оказал значительное влияние на мою дальнейшую жизнь. Фрисби поселился в Тихоокеанском регионе и написал несколько произведений об островах, которыми я зачитывался снова и снова. Несмотря на это, я и мечтать не мог о том, что однажды мы с ним станем друзьями.

Я мог бы оставаться на Мореа вечно, но в 1940 году, в один прекрасный день, который я считаю для себя действительно счастливым, в мою жизнь вошел человек, которому суждено было изменить ее самым замечательным образом. Это был Энди Томпсон, человек, который свел меня с Фрисби – капитан стотонной шхуны, которая называлась «Тиаре Тапоро», что означало «Цветок лимона».

- 8 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.