Литература » Остров для себя » Страница 70

Остров для себя
Часть 2 - На острове: октябрь 1952 г. – июнь 1954 г.
Глава 7 - Садоводство и цыплячья «ферма»

Как только свиньи были ликвидированы, я, в конце концов, смог приступить всерьез к закладке сада, но я решил, что прежде всего высажу семена - даже до того, как сделаю ограду. После того, как забор был закончен, я начал потихоньку перетаскивать плодородную почву с южной части острова. Я знал те места, где находилась лучшая на острове почва. Каждое утро я добирался на лодке до южной оконечности острова, пришвартовывал «Сломанного утенка» и шел вглубь острова с лопатой и несколькими мешками из-под сахара.

Сбор почвы для сада был самым трудоемким заданием, какое только мне приходилось выполнять на острове. Кроме того, что мне приходилось копать, складывать почву в мешки, а также перетаскивать их в лодку, мне также нужно было просеивать почву, так как в ней содержались коралловые осколки.

Очевидно, что просеивать почву было удобнее прямо там, где я и добывал ее, поэтому я соорудил двойное сито из сетки с ячейками в полдюйма, натянутой на деревянную рамку длиной 2 фута, шириной 18 дюймов и высотой около шести дюймов. Она выглядела достаточно прочной, но, казалось, что сетка вот-вот сломается под весом камней. Тогда я натянул через раму крест-накрест провод и после этого мое сито больше не подводило меня.

Выкапывая почву – если ее можно было так назвать – я складывал ее в мелкие кучки, которые затем просеивал и упаковывал в мешки из-под сахара. Я считал, что поработал хорошо, если мне удавалось за день добыть пять мешков почвы. За следующие несколько недель мне удалось набрать около сотни мешков земли, каждый из которых я должен был перевезти на лодке. Затем мне нужно было отбуксировать тяжеловесного «Утенка» по отмели, выгрузить мешки и по одному перенести их в сад.

В одну из таких своих вылазок за почвой я заметил дикую утку, сидящую на ветке коралла. Птица выглядела очень потрепанной, но, впрочем, это было неудивительно, ведь ей пришлось проделать путешествие длиной, как минимум, в две сотни миль.

Я был поражен, потому что за исключением фрегатов и нескольких птиц-боцманов с их ярко-алыми хвостами и белым оперением – властителей Тихого Океана – я не видел на Суварове других пернатых. Я помню, как ощутил невероятное волнение, тихо опустил на землю мою лопату и мешки и начал тихо подбираться к утке. Я был удивлен самому себе (а я себя знаю неплохо), потому что я не был движим охотничьим инстинктом. Мне никогда не приходило в голову, какой, должно быть, хороший у нее будет вкус после нескольких часов варки в сотейнике.

- 70 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.