Литература » Остров для себя » Страница 62

Наступив на орех, свинья тихо, осторожно и подозрительно обнюхала его, потому что теперь она знала, что на острове у нее появился враг. Затем послышался звук чавканья, потом хрюканье, а затем кабан приступил к поеданию следующего ореха, а потом – следующего, постепенно подходя ближе и ближе к моей засаде.

Вообще-то я - миролюбивый человек, но сейчас я чувствовал дикое напряжение от ожидания, и когда свинья вплотную подошла к подножью дерева, я просто дрожал от волнения. Мои руки ныли, потому что я сжимал копье слишком сильно и были так напряжены, что стали, казалось, частью копья.

Подойдя к дереву, свинья остановилась и начала подозрительно принюхиваться. Инстинктивно я понял, что она меня учуяла. Целя в место позади ее шеи, я вонзил копье в животное изо всех сил. Металл, острый, как бритва, вошел в тело свиньи до самого древка, и она издала ужасный визг.

Затем раздался еще один жуткий крик, и копье было вырвано из моих рук. Оставляя кровавые следы, которые были видны в лунном свете, свинья начала бегать вокруг с копьем, торчащим из ее спины. Пошатываясь, она направилась в заросли, а я спустился со своей платформы и погнался за ней с мачете в руках.

Я поймал ее до того, как она достигла укрытия и полоснул мачете вдоль ее спины. Снова раздался душераздирающий крик и свинья перевернулась на бок. Я перерезал ей горло одним сильным ударом, и ее кровь потекла, окрашивая кораллы.

Отшатнувшись назад, забрызганный кровью, я на мгновение подумал, что сейчас упаду в обморок, но, как только бульканье и дерганье прекратились, а тяжелое тело неподвижно застыло в темноте, меня вдруг внезапно переполнило чувство меланхолии. Я полагаю, что это была такая моя реакция на стресс. В конце концов, я не был охотником, а просто пожилым человеком 51 –летнего возраста, который жил один на острове. Я медленно пошел домой, решив, что похороню животное завтра. Ничто на свете не могло заставить меня съесть хотя бы кусочек его мяса.

Когда 1953 год стал подходить к концу, мой сад находился все еще в весьма печальном состоянии, и меня все время подгоняло нежелание слишком быстро растратить запасы, приобретенные мной. Я отчаянно хотел растянуть из на как можно больше время, поэтому позволял себе только иногда роскошь вроде банки тушенки. А вообще я питался тем, что давал мне остров, исключая, конечно, чай и кофе и еще карри.

Суваров, однако, был полон сюрпризов. Однажды я нашел участок, заросший аррорутом. Это был своеобразный подарок острова, потому что из него можно сделать крахмал гораздо лучшего качества, чем можно купить в магазине. Когда я вырыл его, то обнаружил клубневый корень, который уходил на девять дюймов вниз, в песок. Из этого корня проросли бледно-зеленые полые стебли с листьями, очень похожими на листья папайи. Листва блекнет, когда растение вырастает, и это самый подходящий момент для того, чтобы выкопать клубни. То растение, которое я нашел на Суварове, значительно отличалось по размеру от того, что я видел ранее.

- 62 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.