Литература » Остров для себя » Страница 44

Почти не замечая того, я полностью погрузился в рутину жизни на острове. Каждое утро еще до рассвета меня будил крик петуха. Я позволял себе немного поваляться, думая о том, как счастлив и представляя себе свой будущий день, которые не должен был принести мне ничего, кроме удовольствия. После того, как всходило солнце, я вставал и шел наполнять водой свой чугунный чайник и разжигать огонь. Обычно угли были еще теплыми. Когда чайник был наполнен и огонь разожжен, я неизменно шел в «дом медитаций», так как был сторонником регулярных привычек.

В нем стояла старая жестяная бочка с отрезанным верхом. Наполненная пеплом, она служила практически альтернативой современной сантехнике.

Затем я наскоро окунался перед завтраком – основную массу воды я припасал для вечернего омовения после тяжелой работы на солнцепеке.

Затем я возвращался обратно в столовую, где чайник уже обычно закипал к этому времени, а кошки с нетерпением ожидали своей рыбы (которую я приготовил для них еще с вечера). И, пока они завтракали, я доставал свою банку с кофе и заваривал себе чашечку в жестянке из-под бобов. Кофе я пил с парочкой печений Сува с намазанными на них маслом и джемом, хотя позже, когда я более освоился на острове, то пек на завтрак лепешки, а еще позже – часто ел утром яйца.

Я нечасто плотно обедал. В течение первых месяцев жизни на острове у меня было столько дел, что у меня не было времени на приготовление пищи в течение дня, и я готовил только вечером. Я с легкостью находил кокосы с водой внутри, а если чувствовал, что живот сводит от голода – то жевал уто – внутренности молодых побегов кокосов, которые можно употреблять в пищу как в сыром, как и в жареном виде. ( Далее я расскажу вам об это поподробней).

Моя нелюбовь к готовке (только потому, что я считал, что это потерянное напрасно время) стала почти фобией, а все потому, что я не мог себя настроить на новый темп жизни. На самом деле, мне не нужно было никуда торопиться. Подсознательно я старался сделать любое дело как можно быстрее, и время о времени меня подгоняли меланхолические мысли о том, что я никогда не разобью свой сад или не построю забор или не разведу кур.

После работы я немного рыбачил, а затем готовил свой улов. Затем, если погода была хорошая, то выпивал чашечку чая на берегу, сидя на ящике-стуле, который я сделал своими руками и наблюдая за закатом. Эта часть дня была моим любимым временем.

После этого я осваивал нечто совершенно отличающееся от моего дневного времяпрепровождения – а именно - книги, оставленные военными.

Это была весьма разношерстная подборка, и я должен заметить, что, поскольку мой литературный вкус формировался под влияние католической церкви, то у меня просто не было слов, чтобы описать эти книги!

- 44 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.