Литература » Остров для себя » Страница 40

Это был единственный холм на моем острове, и он не был особенно большим.

По мере того, как я медленно спускался по его северной оконечности, земля постепенно уходила вниз до тех пор, пока над уровнем моря не оставалось около 3 футов.

На побережье некоторые пляжи были засыпаны песком, но на некоторых из них кораллы так разрослись, что делали проход невозможным, поэтому я был вынужден огибать эти миниатюрные «мысы» на лодке. День выдался ясным, и за рифами, протянувшимися к северу от Анкориджа, я увидел несколько островов лагуны: Вейл, Брашвуд и Остров Одного Дерева, на котором красовалась одна пальма, которая была похожа на игрушечное дерево на подставке из картона и стекла.

Всего за несколько минут я дошел от пирса до середины западного побережья острова . Я прошел расстояние немногим более четырехсот ярдов. Потом я повернул назад и прошел вдоль восточного побережья по белому песочному пляжу, который плавно изгибался на протяжении полумили, пока не достигал конца острова. Я не увидел ни одной пчелы и ни одного насекомого, пока гулял по острову, а также ни одной рептилии. Кажется, самые опасные существа, которые когда-либо водились на Анкоридже – это кокосовые крабы, а также несколько крыс. Несколько пятнадцатифутовых деревьев мики-мики росли почти что на голой скале около среза воды, и я мысленно взял их на заметку. Их тяжелые ветви были бесценны, так как только из них получались лучшие в мире палки, которые использовались для очистки кокосов. В нескольких ярдах дальше я заметил молодые папайи и решил рассмотреть их поближе. Я уже почти достиг их, когда внезапное резкое движение в подлеске испугало меня до смерти. Прежде, чем я смог понять, что же это было, я увидел, как дикая свинья удирает от меня с поразительной скоростью. Мой внезапный испуг тут же сменился яростью, когда я обнаружил, что это животное уничтожило молодые побеги папайи. Это были одни из тех даров земли, от которых я зависел, поэтому гневу моему не было предела. Эти дикие свиньи представляли для меня реальную проблему.

Остальные побеги папайи находились в прекрасном состоянии, но рядом стоящие банановые деревья были повреждены, и я понял, что, если я желаю пополнить свой рацион бананами, то должен рассчитывать на те побеги, которые я привез с собой, а также подумать над устройством ограждения, которое должно было защитить деревья от свиней.

Продравшись через разросшийся кустарник, я двинулся вдоль извилистого побережья, пока не прошел половину восточного побережья. Здесь я нашел небольшую бухту, которая на картах обозначалась как Пиладес Бэй. Я вспомнил, что здесь купался во время своего первого визита на остров.

Это был естественный глубокий бассейн. Вода в нем была голубой, чистой и манящей. Само собой, я собирался сделать Пиладес Бэй моим личным плавательным бассейном. Позади него земля была покрыта гибискусами и плотными зарослями таухуну, а также с пляжа мне были видны несколько выкорчеванных кокосовых пальм. Их длинные, тонкие, прямые мертвые стволы лежали там, где они и упали. Я вспомнил, как Фрисби говорил мне: «Самая ужасная вещь в урагане – это смотреть на то, как ветер запросто валит на землю старые кокосовые пальмы высотой в 80 футов»

- 40 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.