Литература » Остров для себя » Страница 26

Я знал, что военные оставил на острове несколько книг, но не было уверенности в том, что они будут в моем вкусе. Я должен был взять с собой книги, которые мне действительно нравятся – не слишком много, потому что я могу по несколько раз перечитывать одно и то же произведение. Я взял три книги Соммерсета Мома, две – Диккенса (включая «Оливера Твиста»), «Мятеж на «Баунти» Нордхоффа и Холла (на эту книгу я наткнулся совершенно случайно) и несколько довольно скучных вестернов и триллеров Эдгара Уоллеса, коими и были преимущественно завалены местные книжные магазины.

В последнюю ночь перед отплытием, когда я ехал на велосипеде к своему другу, который обещал хранить мой транспорт у себя, я остановился около небольшой лавки и приобрел книгу, которую впоследствии перечитывал десятки раз на Суварове. Это было старое, подержанное, с загнутыми страницами издание лорда Джима.

Схватив это сокровище в руки, я поехал к другу, где и припарковал свой велосипед. Я как раз собирался пойти домой пешком, затем по какой-то смешной причине, взял с собой велосипедный насос.

«За каким чертом он тебе нужен?» - должно быть, мой приятель подумал, что я спятил.

Я не мог ответить ему. Просто чувствовал, что должен взять что-то, на тот случай, если это окажется полезным.

Так или иначе, я успел подготовиться вовремя. Всего у меня набралось вещей: 21 тюк, 12 камней, 2 кота и мой бамбуковый шест с саженцами, плюс связка инструментов с длинной ручкой и метлой.

«Махураджи» должен был отплыть на остров Пальмерстон вечером 29 августа. Тем утром я собрал все свои припасы, и Дик Браун подогнал свой грузовик, чтобы отвези меня и багаж. По прибытии на пристать нам пришлось прождать еще несколько часов, чтобы погрузить весь этот груз, так как я настаивал на том, чтобы осмотреть каждый тюк перед тем, как его спустят в трюм. Если бы один из моих тюков исчез, это бы сильно осложнило мою дальнейшую жизнь на Суварове.

Ну вот, наконец, настал самый важный момент. Я покидал Раторонгу, возможно, навсегда. Я чувствовал себя как-то странно, и помню, как подумал: «Нил, запомни, что ты должен P.W.D. кирку и лопату. » В этот последний день остров Раторонга, который я не любил из-за работы, которая приковала меня к нему, показался мне таким родным, как никогда раньше. Пыльная полоса Мейн Роуд, которая отделяла лагуну от магазинов, казалось живой и наполненной знакомыми, останавливающимися, чтобы пожать мне руку и пожелать удачи. И, без сомнения, за моей внешней уверенностью в себе скрывалась некоторая грусть.

- 26 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.