Литература » Остров для себя » Страница 145

По прошествии нескольких месяцев (хотя я и работал только тогда, когда хотел) моя хижина на Моту Туо стала вполне уютной. Она никогда не была для меня постоянным жильем, как дом на Анкоридже, но я соорудил там несколько полок для кастрюль и другой кухонной утвари, которую оставил там вместе с запасной лампой, керосином и двумя коробками спичек. Каждая коробка спичек была упакована в водонепроницаемую жестянку – мера предосторожности, которую я предпринял на тот случай, если бы случайно облил их. Как-то раз я прожил в этой хижине неделю, взяв с собой побольше инструментов, и построил себе настоящую кровать, которая должна была служить мне многие годы. Я сложил в хижине большой запас дров. К тому же, я построил грубую, но функциональную кухню позади хижины. Единственным недостатком было отсутствие воды, которая мне была нужна, чтобы заварить свой вечерний чай и выпить его на пляже. У меня не было емкости, в которой я мог бы хранить дождевую воду, хотя у меня и была идея привезти старую банку из-под масла. Вскоре я отказался от этой мысли, потому что вода за месяц, который может пройти между моими визитами, наверняка испортится. В конце концов, я нашел компромисс –я привозил с собой бутылку воды в каждый свой визит на Моту Туо.

Мне нравились мои маленькие вылазки на Моту Туо, хотя там не было так же красиво, как и на «моем» острове, но мне было очень приятно иногда сменить обстановку. Моту Туо, жить на котором мне когда-то в шутку предлагал Фрисби, был почти таким же большим, как и Анкоридж. Остальные острова, вроде Острова Одного Дерева (где я потянул свою спину) и Брашвуда были настолько малы, что я редко посещал их, разве что только для того, чтобы найти ценные обломки.

Время летело так быстро в этих переездах с острова на остров, что, если бы я не вел свой журнал, то с трудом бы поверил, что прошло уже 6 месяцев.

Пролетели месяцы, и на острове произошли большие изменение. Сад теперь расцвел, и я должен был опылять цветы, перестелить крышу на веранде и покрасить хижину изнутри. Поголовье кур увеличилось, кокосовые крабы были устранены. Но за все это время я не видел на горизонте ни одного паруса и ни одного самолета. Я был совершенно оторван от внешнего мира.

Но однажды в ноябре 1960 года моя идиллия была нарушена. На фоне боя волн, бьющихся об рифы, и пения птиц внезапно послышался шум, похожий на тот, который издавала старая кошка, решившая поохотиться на кур и посягнувшая на иллюзорную безопасность курятника. Это было так неожиданно для меня, что в какой-то момент я тоже замер от страха. Помню, как я подумал о том, что, должно быть, началась новая война.

- 145 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.