Литература » Остров для себя » Страница 139

Это был момент, который я никогда не забуду! Если смотреть на остров с палубы «Таити», то, казалось, ничего на нем не изменилось (хотя я и не питал никаких иллюзий по поводу того беспорядка, который обнаружу, высадившись на острове). Утренний солнечный свет, казалось, запутался в вершинах старых, 80-футовых пальм, и они стали практически черными силуэтами, а сквозь их листья просвечивали лучи. Мне показалось (что вполне понятно), что остров еще никогда не выглядел более прекрасным. Когда мы обогнули южную оконечность и зашли в лагуну, я увидел листья первой пальмы, которая прекрасно гармонировала с пляжем и выглядела, словно природный зонтик. Затем показался старый пирс, который выглядел почти так же, как и тогда, когда я уезжал. Пять больших деревьев таману, которые так любил Фрисби, все еще стояли – ничто не могло повредить им. Я мог также заметить следы прошедших штормов – несколько старых пальм лежали на земле. Стояла тишина, пока несколько гадких птиц-фрегатов не пролетели мимо, испуганные или разозленные нашим появлением. Они, громко крича, пролетели мимо, направляясь к Острову Одного Дерева.

Смитти закричал: «Давай бросим якорь здесь, и я помогу вам управиться с вашей лодкой. Мне нет смысла пока покидать палубу – по крайней мере, не сейчас.»

Как только якорь был брошен, я отвязал буксировочный канат, а Смитти подхватил его и держал, пока я не перебрался за борт. Куры выглядели жалко. Как только я сел в лодку, Смитти отпустил канат, и я погреб к берегу.

Это был странный и очень эмоциональный момент, когда лодка уткнулась носом в берег, и я выпрыгнул в теплую воду, чтобы подтолкнуть ее. В этот момент все шесть лет ожидания исчезли без следа, словно их никогда и не было. Я чувствовал себя так, будто вернулся с вылазки на другой остров, а «Таити», стоящая на якоре в лагуне – это просто одна из лодок-визитеров.

Пляж выглядел точно так же - но немного более грязным от пальмовых листьев, которые нападали с деревьев, стоящих на краю. Но кардинально ничего не изменилось. Остров оставался практически таким же, как тысячу лет тому назад. Когда я ступил на коралловый песчаный пляж, я снял обувь и почувствовал жар песка на своих ступнях.

Зловещее кудахтанье кур напомнило мне о более приземленных вещах. У меня было много работы, особенно учитывая то, что Смитти хотел вернуться на Раро как можно быстрее для того, чтобы сделать вторую ходку.

«Мы не можем начать разгрузку до тех пор, пока я взгляну на свою лачугу,» - сказал я Смитти, - кто знает, возможно, ее уже смыло!».

- 139 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.