Литература » Остров для себя » Страница 121

Конечно, он был прав. Выхода не было. Со вздохом я встал и потянулся, скинув протестующего Том-Тома на песок.

Осталось еще немного времени до того, как корабль причалит. Я поднялся в лачугу и стал паковать свой старый потрепанный кожаный чемодан, кладя в него вещи, которые не доставал уже 18 месяцев: две или три футболки, мои «выходные» туфли. Я оставил только пару шортов и одну футболку. Я оденусь в них в последнюю минуту. Но перед этим я хотел бы помыть посуду в последний раз на кухне, которую я сделал практически своими руками.

Я провел некоторое время, приводя все в порядок, потому что предполагал, что рано или поздно какой-нибудь путешественник заплывет на остров. Затем я в последний раз осмотрел свой сад, удивившись тому, насколько он теперь хорошо выглядит, по сравнению с первоначальным состоянием (до того, как я убил диких свиней). Помидоры выросли почти на высоту моего роста. Невольно я начал рубить индийский шпинат своим мачете. Потом я внезапно остановился, щурясь на солнце. Зачем беспокоиться? Ведь сад зарастет менее, чем за месяц.

Я пошел к курятнику и быстро открыл двери. Куры и петухи теперь одичают, потому что без меня и без моего корма они будут голодать. Как и я, они не хотели покидать свой дом, и оставались в курятнике, пока я собирал семь яиц. Я подумал, что подарю их капитану шхуны – свежие яйца в море – это настоящий праздник. В последнем порыве я поймал и связал четырех кудахчущих кур, которые также должны понравиться капитану. Теперь они уже никому не пригодятся, быстро одичав на Суварове.

Я достал ящик для кошек, которую сохранил потому, что знал, что не смогу оставить их. Там им будет достаточно уютно во время поездки на Раро. Если я позволю им затеряться на шхуне, то, вероятно, никогда не увижу снова. Некоторые люди ненавидят кошек, и я даже видел, как один из них швырнул кошку за борт в приступе гнева. Я собрался и был готов отправиться в путь задолго до того, как корабль прошел через проход. Из своего опыта я знал, что, когда судно плывет через атоллы, капитан не любит задерживаться. Как только шхуна прошла через проход, я узнал ее. Это была уродливая 300-тонная посудина под названием «Ранна». Я почувствовал острый укол разочарования, потому что надеялся, что это будет Энди на «Тиаре Тапоро». Я многое отдал за то, чтобы увидеть Энди сейчас.

К тому времени, как якорная цепь опустилась вниз, я уже донес свой чемодан, Гладстоун, мои инструменты, птиц и коробку с котами до пристани и стоял там, наблюдая, как ко мне приближается корабельная лодка.

Затем пара туземцев с островов Кука спрыгнули на берег и весело поприветствовали меня. Я знал их, так как оба они служили со мной на других судах. Я старался быть вежливым, но не мог вымолвить не слова, залезая в лодку, и сидел там молча, пока эти двое гребли к шхуне.

- 121 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.