Литература » Вторая родина » Глава II

Когда на Акульем острове раздались два пушечных залпа, эхо, отражаясь от скал, отчетливо донесло звуки выстрела до Скального дома. Прибежавшие на песчаный берег Церматт, его жена, сыновья и Дженни увидели, что по направлению к Соколиному Гнезду медленно плывет по небу беловатый дымок. Поприветствовав его взмахами платков и криками «ура», все собирались вернуться к прерванным делам, но их остановил возглас Дженни, смотревшей в сторону острова в подзорную трубу:
- Они уже возвращаются!
- Так скоро? - удивился Эрнст. - Они едва успели разрядить пушки… Что за поспешность?
- Да, действительно, - заметил Церматт. - Что-то заставило детей поторопиться…
Теперь уже не оставалось сомнений, что отдаляющаяся от острова точка не что иное, как управляемый братьями каяк, стремительно идущий к острову.
- Странно… - удивилась Бетси Церматт. - Как будто они спешат сообщить нам какую-то новость.
- Мне тоже так кажется, - добавила Дженни.
Какой может быть новость? Плохой? Хорошей? Каждый задавал себе этот вопрос, не пытаясь на него ответить. Взгляды всех были прикованы ко все увеличивающейся в размерах точке.
Через четверть часа каяк находился уже на полдороге между Акульим островом и устьем Шакальего ручья. Фриц даже не поставил маленький парус; ловко работая веслами, братья заставляли каяк двигаться быстрее ветра, уже утихнувшего и лишь слегка рябившего водную поверхность.
Такое стремительное возвращение более всего смахивает на бегство, подумалось Церматту, и он уже с тревогой стал ожидать, не появятся ли за поворотом преследующая каяк пирога туземцев или, еще хуже, пиратское судно. Но, разумеется, он не стал высказывать вслух свою опасную догадку, а вместе со всеми побежал к маленькой бухточке, куда должна пристать лодка сыновей.
Пятнадцать минут спустя каяк уже стоял у причала, то есть у невысоких скал в глубине бухты.
- Что случилось? - сразу спросил отец сыновей, как только они выскочили на берег. Но ни Фриц, ни Жак, задыхающиеся, с потными лицами, словно онемевшие от усталости, в первую минуту не могли вымолвить ни слова и только жестами указывали в сторону открытого моря.
- Но что же произошло? - повторил вопрос Франц, схватив Фрица за руку.
- А разве вы ничего не слышали? - вопросом на вопрос ответил Фриц, к которому наконец-то вернулся дар речи.
- Да, слышали два пушечных выстрела с батареи, - сказал Эрнст.
- Нет, - сказал Жак, - не наши выстрелы, а чужие, три ответных пушечных залпа…
- Что? - ахнул отец. - Ответные залпы?
- Возможно ли это… Возможно ли это… - переполошилась Бетси Церматт.
Дженни, побледнев от волнения, бросилась к Фрицу:
- Вы действительно слышали пушечные выстрелы со стороны моря?
- Да, Дженни, с востока отчетливо донеслись три залпа с одинаковыми промежутками, - ответил Фриц так убежденно, что сомневаться в его словах не приходилось.
- Мы совершенно уверены, - добавил Жак, - что вблизи Новой Швейцарии находится судно. И наши выстрелы привлекли его внимание.

- 7 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.