Литература » Таинственный остров » Глава четырнадцатая


Глава четырнадцатая


Ночь. – Несколько букв. – Продолжение поисков. – Растения и животные. – Герберт в опасности. – На палубе. – Отплытие. – Ненастная погода. – Проблески разума. – Затерянные в океане.
Пенкроф, Герберт и Гедеон Спилет несколько минут простояли молча в темноте.
– Эй! Здесь есть кто?нибудь? – громко крикнул Пенкроф.
Никто не отозвался.
Моряк высек огонь и зажег поднятую с пола веточку. Слабый свет озарил маленькую комнатку, в которой, по?видимому, давно уже никто не жил. В одном углу виднелся грубо сложенный очаг, на большой куче остывшей золы лежала охапка сухого хвороста. Пенкроф бросил туда горящую ветку, хворост затрещал и вспыхнул ярким пламенем, осветив всю комнату.
Колонисты увидели смятую постель с влажным и пожелтевшим одеялом, которым, видимо, давно не пользовались. Около очага валялись два котелка, покрытые ржавчиной, и опрокинутая кастрюля. У стены стоял шкаф, в котором висела матросская одежда, подернутая плесенью. На столе лежали оловянный столовый прибор и раскрытая Библия, изъеденная сыростью. В одном углу в кучу были свалены лопата, кирка и два охотничьих ружья, из которых одно было сломано. На полке из простой доски стоял нетронутый бочонок с порохом, такой же бочонок с дробью и несколько коробок с пистонами. Все это было покрыто толстым слоем пыли, которая, очевидно, скапливалась годами.
– Никого нет, – сказал Спилет.
– Никого! – ответил Пенкроф.
– В этой комнате, по?видимому, уже давно никто не живет, – заметил Герберт.
– Да, очень давно! – откликнулся журналист.
– Мистер Спилет, – сказал Пенкроф, – вместо того чтобы возвращаться на корабль, по?моему, лучше переночевать здесь.
– Что ж, пожалуй, – ответил Гедеон Спилет. – А если хозяин этой хижины вернется, он, наверное, ничего не будет иметь против того, что мы на одну ночь воспользуемся его собственностью.
– Он не вернется! – проговорил моряк, качая головой.
– Вы думаете, что он уехал с острова? – спросил корреспондент.
– Если бы он уехал с острова, то взял бы с собой оружие и инструменты, – ответил Пенкроф. – Вы знаете, как дорожат потерпевшие крушение такими вещами, всем тем, что удается им спасти во время кораблекрушения. Нет, нет!.. – продолжал моряк, и по тону его голоса чувствовалось, что он сам глубоко убежден в этом. – Нет! Он не покинул остров. Если бы он построил лодку и уплыл на ней, он тем более не оставил бы здесь ничего… Ведь все эти вещи самые необходимые! Нет, он должен быть на острове!
– Живой?.. – спросил Герберт.
– Живой или мертвый, но он здесь! Если он умер, то, конечно, не мог похоронить сам себя, – продолжал развивать свою мысль Пенкроф, – и мы, наверное, где?нибудь да найдем его труп!..
Исследователи окончательно решили провести ночь в покинутой хижине и, если бы понадобилось, могли не гасить огонь в очаге в течение всей ночи благодаря обилию сухого хвороста, сложенного в углу. Закрыв дверь, Пенкроф, Герберт и Гедеон Спилет сели на скамью и долго сидели, мало разговаривая и много размышляя.

- 244 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.