Литература » Таинственный остров » Глава двадцать вторая


Глава двадцать вторая


Западни. – Лисицы. – Пекари. – Северо?западный ветер. – Снежная буря. – Корзинщики. – Самые сильные морозы. – Кристаллизация кленового сахара. – Таинственный колодец. – План исследований. – Дробинка.
Сильные холода продолжались до 15 августа, однако температура не опускалась ниже 15 градусов. В тихую безветренную погоду колонисты переносили мороз довольно легко, но, когда начинал дуть холодный ветер, он пронизывал колонистов насквозь, потому что у них не было теплой зимней одежды. Пенкроф очень жалел, что на острове им до сих пор не встретились медведи вместо тюленей и лисиц, шкурки которых его не вполне устраивали. – Медведям, – рассуждал он, – нечего бояться холодов: у них теплые шубы, и я с удовольствием позаимствовал бы хотя бы одну…
– Но, – возразил, улыбаясь, Наб, – сначала нужно бы спросить медведей, согласятся ли они уступить нам свои шубы… Это ведь не кроткие овечки, с которых можно снимать шубу, не спрашивая их согласия!..
– Если бы они не согласились отдать нам свои шубы добром, мы заставили бы их это сделать силой, – ответил Пенкроф таким уверенным тоном, словно и в самом деле собирался привести в исполнение свою угрозу.
Но, по?видимому, этих хищников не было на острове, по крайней мере, до сих пор они еще не встречались.
Но если на острове не было медведей, зато водились другие животные, и Герберт, Пенкроф и Спилет решили поставить западни на плато Дальнего Вида и на лесной опушке. Моряку так хотелось обзавестись шубой, что он готов был сшить ее из любого меха, даже из шкуры грызунов вместе с лисьим мехом. Пусть это будет пестро, некрасиво – ему все равно, лишь бы было тепло.
Западни устраивали очень просто: рыли довольно глубокие ямы с отвесными стенками, сверху прикрывали их ветками и травой и в каждую яму клали приманку, запах которой должен был привлекать животных. Вот и все. Остается только добавить, что места для ям выбирали очень тщательно, по возможности там, где было больше следов, указывавших на частые визиты четвероногих. Пенкроф сам ежедневно осматривал все ловушки, в первое время даже по три раза в день, причем каждый раз находил в ямах добычу. К сожалению, пока попадались только лисицы, которых они уже видели на правом берегу реки Милосердия.
– Тьфу, пропасть! Тут, должно быть, нет никаких других зверей, кроме лисиц! – рассердился Пенкроф, когда в третий раз вытащил одного из этих зверьков из ямы. – На что нам эти негодные твари? Герберт говорил, что есть их нельзя, а на одну шубу их нужно чуть ли не целую сотню!
– Напрасно вы сердитесь, Пенкроф! – сказал Гедеон Спилет. – Эти лисицы нам могут пригодиться.
– Интересно бы знать, на что они могут сгодиться.
– А хотя бы на приманку для других плотоядных животных!
Журналист был прав, и, начиная с этого дня, в ямы опускали в виде приманки трупы лисиц. Моряк, кроме того, сплел много силков из тростникового волокна, и эти силки оказались гораздо полезнее ловушек. Не проходило почти ни одного дня, чтобы в какой?нибудь силок не попался кролик из числа тех, что водились на лужайке.

- 137 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.