Литература » Остров для себя » Страница 90

Все окружающее казалось мне таким нереальным, таким призрачным. Всего несколько часов назад я был абсолютно счастлив, живя на необитаемом острове – а теперь я являюсь участником вечерники на яхте. Это все было слишком для одного дня, и иногда я с трудом верил, что все это действительно происходит. Я словно смотрел фильм. Я не должен был сидеть на яхте и потягивать ром.

Воздействие, которое оказала на меня встреча с незнакомцами после 10 месяцев отшельничества, в течение которых мне не с кем было даже поговорить Радость от того, что я могу слушать и разговаривать с людьми, пьянила меня даже больше, чем ром.

Вдруг я вздрогнул. Мне стало достаточно холодно, ведь я был одет только в шорты футболку. Это, должно быть, была нервная дрожь, а, может быть, бриз здесь был холоднее, чем на острове. Том Ворф принес мне кардиган, так что я смог согреться и в полной мере насладиться ужином.

Я не думаю, что когда-либо смогу забыть этот ужин. Думаю, что люди, которые долгое время жили в тяжелых условиях, сделали бы тот же вывод, что и я – привыкнув к своей однообразной диете, потом воспринимаешь любое нормальное кушанье как праздник. А главное – еды было более, чем достаточно!

Миссис Ворф ласково окликнула своего мужа с камбуза: «Том! Ужин готов!».

Ужин начался с овощного супа, хорошего наваристого овощного супа, а затем, пока мы ждали второго блюда, Том подал мне кружку холодного пива, а его жена подала мне прекрасно приготовленное мясо, вынутое из корабельного холодильника. Там был еще одно блюдо, которое я уже давно не пробовал – жаренная картошка в густом соусе и тонко порезанный хлеб с маслом.

Меня поразила не только смена моего рациона, но также и отношение хозяина корабля к количеству съеденной пищи. «Хотите еще картошки? Вы уверены, что соуса достаточно?». А вершиной моего блаженства стало поедание хлеба с маслом вместе с мясом. Был момент, когда я обеспокоился тем, как бы не объесть хозяев яхты, забыв о том, что через неделю «Бийонд» будет уже в порту, а Тому Ворфу понадобится не более получаса для того, чтобы снова заполнить свои кладовые. Для меня это казалось немыслимой роскошью, и я почувствовал муки совести, когда за мясом на столе появилось большое блюдо консервированных фруктов со сливками – а не с кокосовым кремом.

Когда позже вечером я греб обратно к своей лачуге, я чувствовал себя, мягко говоря, счастливым. На следующее утро я решил также проявить ответное гостеприимство и пригласил моих гостей на обед. Хотя я немного и беспокоился о вкусе островной пищи, но я мог себе представить, что после недели, проведенной в море, свежая рыба или яйца будут так же привлекательны для моих гостей, как и для меня – их суп.

- 90 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.