Литература » Остров для себя » Страница 78

Моя работа над курятником была грубо прервана приступом лихорадки, которая навалилась на меня через несколько часов после того, как я поцарапал ногу об кораллы. Мне было очень плохо. С тех пор, как я поселился на острове, никогда не болел простудой и у меня никогда не было даже насморка, несмотря на то, то частенько находился в воде и замерзал ночами, когда погода неожиданно портилась. Я думаю, что был этому обязан отсутствию на острове болезнетворных микробов. Теперь, когда я думаю об этом, то вспоминаю, как читал где-то, что американцы, живущие на Южном полюсе, никогда не болели «обычной простудой», за исключением тех случаев, когда в их крошечный лагерь сбрасывали на парашюте посылку от родственников (вместе с посторонними микробами).

Лихорадка же – совсем другое дело. У меня и раньше случались приступы лихорадки на островах, поэтому, когда меня снова настиг приступ, я просто ради своего здоровья улегся в постель. Конечно, по прошествии суток приступ прошел, оставив на память о себе небольшую слабость, но не вызвав никаких серьезных последствий.

Тем не менее, это было не совсем приятно. И, лежа в постели, я вспоминал зубчатые кораллы, которые прокололи мою пятку через обувь. Это был небольшой укол – не нужно было даже делать повязку. Тем не менее, через 24 часа у меня поднялась высокая температура. Практически все, что я мог сделать – это доползти до кровати и лежать там. Я должен был быть осторожным – иначе это могло плохо кончиться для меня.

После того, как лихорадка прошла, я помню, как, шатаясь, добрел до залива Пиладес для того, чтобы окунуться и немного восстановиться в его теплой, чистой воде. По пути назад я остановился для того, чтобы посмотреть на свой сад. В течение следующих недель мне нужно было достроить курятник, также надо было позаботиться о растениях и подвязать помидоры, которые уже вытянулись до трех футов в высоту и начали виться вокруг других растений. Хотя крабы, которым удалость пролезть сквозь забор, и уничтожили одно-два растения, остальные росли с поразительной скоростью и имели такую густую листву, что я вынужден был прореживать ее снизу. Я вернулся в лачугу полностью довольный. Еще немного – и меня ждет мой первый урожай фруктов и овощей. Казалось, что все мои дела идут просто великолепно.

Но оказалось, что мне грозит другая опасность. Фруктов созрело так мало! Растения, которые я ожидал увидеть, усыпанные плодами, дали мне только пару мелких фруктов.

Я мрачно отметил в своем журнале: « дыни и кумеры, которые я посадил, быстро растут и хорошо цветут, но не плодоносят – фрукты завязываются, а потом желтеют и опадают. То же самое происходи и с арбузами. Должно быть, это происходит из-за отсутствия пчел. Вряд ли и помидоры будут плодоносить. Если все цветы опадут, то урожая мне не видать. Сегодня я подобрал два плода, которые начали созревать. Скоро я снова посажу кумеры. До сих пор меня преследовали одни неудачи.»

- 78 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.