Литература » Остров для себя » Страница 77

Мистер Том-Том несколько раз покушался на нее, и я вынужден был резко прервать его охотничьи притязания. Я часто гадал, где же утка проводит ночь. До сих пор я никогда не видел, как она улетает, но однажды вечером вышел из бани и увидел, как утка пересекает лагуну. Инстинктивно я почувствовал, что она направляется к определенной цели, поэтому стал наблюдать за ней.

Как только она достигла края поляны, где земля уходила вниз к лагуне, она взмахнула крыльями и полетела низко над землей - примерно в двух футах – между двумя кокосовыми пальмами на пляже. Потом она изменила курс и пересекла лагуну в направлении Китового Острова, который был 3\4 мили от Анкориджа. Несколькими вечерами позже я увидел, как утка делает то же самое – и она никогда не изменяла этой своей привычке.- всегда летала этим же курсом через деревья над водой.»

Я, конечно же, не думал об утке все время, но все же хотел приручить ее. Трудно объяснить, почему мне так этого хотелось, потому что нельзя было себе представить животное скучнее, чем эта утка, и потом, у меня уже жили коты. Я полагаю, что это просто был еще один мой вызов природе. Я уже стал получать яйца, мой сад разросся, и теперь мне не нужно было уже так много трудиться (хотя я и не осознавал этого). Какова бы ни была причина, я - время от времени – носился с идеей все-таки приручить дикую утку. И, в конце концов, это произошло совершенно случайно, без всякого умысла с моей стороны. Только вчера она была подозрительной и пугливой, а сегодня уже ела у меня с рук. И по сей день я не могу объяснить, почему так произошло. Можно только предположить, что приручение было вопросом времени, с течением которого утка стала доверять мне.

Однажды вечером, ничего не подозревая, я протянул к ней немного потертого кокоса в руке. Она без колебаний подошла ко мне и начала есть с руки. К моему удивлению, утка совершенное не боялась. После этого случая я кормил ее каждый день, в результате чего мы оба так привыкли к этому ритуалу, что утка начинала сердиться, если я немного задерживался!

«Я действительно долго смеялся сегодня», - писал я в своем дневнике, - «потому что задержался в лачуге, готовя корм для утки, и, когда подошел к ней, она издала неодобрительный кряк».

После этого она всегда недовольно крякала, если я задерживался с едой для нее. И всегда это был только один кряк – не два, а обязательно один.

Вскоре утка уже сопровождала меня до веранды, почти как собака. Она точно следовала заведенным привычкам и никогда не появлялась во дворе прежде, чем наступало время кормления. Ни разу она не высказала мне свое неодобрение, если я приносил корм вовремя. В другое время я видел ее на пляже и иногда замечал ее в 30 или 40 футах от лагуны, когда не было волнения, спящей с поджатой под крыло головой.

- 77 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.