Литература » Остров для себя » Страница 61

Однако, поскольку у меня не было другой альтернативы, то я начал готовиться к этому непростому делу. Пока шли дожди, я тщательно наточил лезвие своего сломанного мачете, пока оно не стало острым, как бритва. И когда я говорю «как бритва» - это не просто оборот речи, я действительно мог бриться своим ножом, и еще ни один охотник за головами не обладал более острым оружием. Внимательно осмотрев мачете в последний раз, я привязал его к столбу.

Так что теперь в моем распоряжении было серьезное оружие – одиннадцать дюймов острой стали. Затем, когда я обзавелся оружием, то почувствовал некоторую определенность, но передо мной стал другой вопрос: после того, как закончатся дожди, мне надо будет придумать, как заманить свиней в ловушку. Из своего опыта я знал, что у свиней нет привычки смотреть вверх. Поэтому, вооруженный этим знанием, я потратил три дня на возведение платформы на пальме, которая находилась на высоте примерно 12 футов. А следующие парочку дней я был занят очищением подножья дерева.

Это было очень просто. Все, что мне осталось сделать теперь – это заманить свиней. Зная их страсть к еде, я подождал наступления полнолуния и, открыв дюжину коксовых орехов, разбросал их внизу дерева. Затем я залез на платформу, где терпеливо начал ждать появления свиней.

Конечно, легкие опасения не покидали меня. Мачете я держал около себя, а копье держал в потных от волнения ладонях.

Но ничего не происходило. Ни один звук не нарушал тишины. Ночь за ночью я был обречен на бдение под светом полной луны среди листьев и веток. Несмотря на мое ужасное волнение, обстановка казалась мне невероятно романтичной. В течение четырех ночей, когда я караулил свиней (которые так и не появились), перед моими глазами, стоило мне только повернуть голову, расстилался прекрасный вид: лагуна, рифы и безбрежный океан с танцующими на его поверхности лунными бликами, напоминающими каскады из миллионов игл на поверхности. Было тепло и уютно там, на дереве, южно-восточный пассат мягко мурлыкал в деревьях, а тишину нарушал только плеск мелкой ставриды в лагуне.

На земле подо мной лунные тени на земле рисовали причудливые рисунки, там, где коксовые крабы (некоторые весом до восьми фунтов) исполняли гротескные танцы, а их огромные когти громко щелкали по белой стороне расколотых орехов. Маленькая атолловая крыса ( одна из тех, кто избежал когтей миссис Воришки) выбежала из-за деревьев, подозрительно принюхалась и начала грызть орех двумя длинными передними зубами.

А потом, на пятый день, темная тень молча маячила у клубка лиан и виноградных лоз на краю поляны, так что эта маленькая крыса поспешно сбежала обратно во тьму.

Вдруг я увидел, как сверкает лунный свет на бивнях, подчеркивая черное тело зверя. Я почувствовал, как у меня сперло дыхание и как холодок пробежал вдоль спины, но внезапно я преисполнился ненависти и сжал свое самодельное копье покрепче.

- 61 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.