Литература » Остров для себя » Страница 54

Мой основной рацион, тем не менее, все равно состоял из рыбы, тем более что я тщательно сохранял свой «неприкосновенный запас». Я делал это абсолютно инстинктивно, пытаясь сделать запасы «на черный день», когда из-за дождя я не смогу рыбачить и буду привязан к своей лачуге.

Иногда я употреблял в пищу одного из кокосовых крабов, которые в небольшом количестве водились на Суварове. Но, на самом деле, я никогда не охотился за ними специально. Это были уродливые и довольно опасные создания длиной не менее 1 фута с большими клешнями, достаточно сильными для того, чтобы расплющить палец. Некоторые из островитян, которых я знал, считали хвостики этих крабов большим деликатесом, но я находил их слишком жирными. Кроме того, коксовые крабы – это падальщики, которые питаются всем, что им попадется. Если бы я умер, они бы и меня съели! Я поджаривал одного из них, когда чувствовал, что мне действительно необходимо разнообразить свой рацион. Их клешни были очень вкусными, но моя нелюбовь к этим отвратительным существам, как правило, портила мне весь аппетит, так что когда кошки и я имели возможность съесть хороший кусок ку или сырую рыбу-попугая, а также хотели попробовать что-нибудь непривычное, то я чаще всего отправлялся на поиски более крупной рыбы.

Ставрида – хищная рыба, весящая 6 или более фунтов – предпочитает живую наживку, но в качестве замены таковой я смастерил конструкцию из белых перьев, скрепленных полоской красного материала, оторванного от старого парео. Достаточно часто я ловил ставриду на большой крючок, отлитый из моего большого куска железа. Конечно, я бы предпочел использовать маленький крючок и иметь при этом парочку хорошо прожаренных рыбных филе на ужин, но зачастую, если мне попадалась на крючок большая рыбина с жестким мясом, то я отрезал ей голову, а затем разводил в воде немного косового молока. Из этих ингредиентов, при условии правильного приготовления, можно было приготовить отличный рыбный суп.

Практически каждый вид рыб, водившихся в лагуне, побывал по очереди на моем столе (за исключением, как ни странно, черепах. которые были редкостью на острове). Легче всего поймать, наверное, было рифовую треску, которая лежала неподвижно на дне водоемов, когда я подходил к ним. Они даже никогда и не думали пошевелиться, пока мое копье не вонзалось в них на глубину 6 дюймов. Как только я вытаскивал их, трепыхающихся, на берег, то сразу нес в лачугу и варил в соленой воде. Для этого я использовал свою алюминиевую кастрюлю, ставя ее прямо на огонь или на кусок толстого старого кровельного железа.

Как ставрида, так и треска должны готовиться на открытом огне, который я разводил в своем очаге, огородив его двумя кусками кораллов. Но я все чаще и чаще стал задумываться о том, что мне необходимо соорудить себе нормальный камин в качестве альтернативы плите, которой мне очень недоставало. Военные оставили после себя так много полезных вещей – вроде пустых топливных емкостей, которые мне очень пригодились при создании плиты для готовки уто. Поэтому я и рыскал повсюду в надежде найти и другие предметы, которые я смогу использовать для своих нужд. Я также искал на пляже обломки, вынесенные морем или что-либо подобного рода.

Я коллекционировал свои находки. Однажды мне попался детский мячик. Также к берегу постоянно прибивало пустые бутылки, а в один прекрасный день я нашел несколько плоских желтоватых блоков площадью примерно в квадратный фут и толщиной 3 дюйма. Как только я взял в руки ближайший предмет, я заметил небольшие камни, частично вплавленные в его нижнюю часть. Это обстоятельство очень озадачило меня, пока я не понял, что, должно быть, материал размягчился на солнце, а потом затвердел снова.

- 54 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.