Литература » Остров для себя » Страница 53

Миниатюрные кокосовые листья прорастают изнутри, пока кокосовое молоко и мякоть превращаются в одну губчатую субстанцию. Это и есть уто, и вы можете есть его как сырым, так и приготовленным, хотя злоупотребление этим продуктом приводит к расстройству желудка.

Я обнаружил, что на острове много уто, но в очередной раз столкнулся с проблемами приготовления. Фактически, каждый раз, когда я сталкивался с новым фруктом или вылавливал новый вид рыбы, то должен был находить новый способ приготовить это.

Я начал с приготовления уто в моей вулканической печи, но результат оказался неудовлетворительным, потому что вы не можете легко регулировать тепло в нем, а переваренные уто являются несъедобными. Я потерял на это так много времени, что начал есть их просто сырыми, чтобы сэкономить время на строительство печи. Но я знал, что такое питание в итоге приведет к проблемам с пищеварением.

Так и случилось. У меня был такой приступ несварения желудка, что я поклялся никогда не есть больше сырых уто. Но также я не хотел терять время каждый раз на создание печи. Я ломал себе голову, пытаясь решить эту проблему, и решил использовать специальные плиты для уто.

Военные оставили на острове несколько сорокагалонных емкостей. Я докатил одну из них до лачуги и, прежде всего, отрезал от дна 18 дюймов, так что емкость теперь напоминала гигантскую коробку из-под печенья. (Материал этих емкостей оказался очень твердым для моих ножниц для жести, и я провел в трудах два для того, чтобы сделать зубило). Я сделал в емкости достаточно большую дырку для того, чтобы, стоя в углу кухни, емкость возвышалась над полом на высоту около 6 дюймов. Из другой половины емкости я сделал крышку, хотя это и вызвало у меня некоторые трудности, потому что она не подходила по форме к нижней части, потому что, разумеется, была такого же размера. Я сделал надрезы по краю на верхней части через каждые 9 дюймов при помощи моей ножовки для того, чтобы сделать крышку достаточно гибкой, чтобы согнуть ее немного для соответствия по размерам нижней части. Также в крышке я сделал два отверстия и соорудил ручки из куска проволоки.

Внутри этой самодельной печки я разжег огонь, и когда он разгорелся, бросил туда несколько вулканических камней. Как только камни раскалились, я положил на них пару дюжин расколотых орехов уто с донышками, тщательно повернутыми вниз – это необходимо, потому что там мякоти в орехах меньше всего, так что они быстрее готовятся. Я закрыл все это крышкой, накрыл печь старыми мешками и оставил уто «доходить» в течение 3-4 часов, и при этом засек время, за которое они приготовятся. Это был практически единственный случай, когда я использовал свои часы на Суварове.

Моя плита работала отлично. Как только уто были готовы, я складывал их в специальную бочку и зачастую ел их холодными с коксовым кремом на завтрак. На вкус они напоминали коксовую лепешку, а по консистенции напоминали йоркширский пудинг. Они долго не портились. Если вдруг я чувствовал голод, то шел к своему ящику, открывал его и ел уто. Так, должно быть, кто-нибудь ел яблоко или печенье между приемами пищи.

- 53 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.