Литература » Остров для себя » Страница 48

Остров для себя
Часть 2 - На острове: октябрь 1952 г. – июнь 1954 г.
Глава 5- Рыбалка, готовка - и другие импровизации

К счастью, бури обошли мой остров стороной. Только один раз налетел шквал, который смыл все в пяти ярдах от лачуги. Но этот шторм можно было скорее назвать благом, потому что он был кратковременным и, к тому же, не только охладил остров, но и пополнил запас воды в моих бочках. Я не считал такие шквалы «плохой погодой». В течение моей первой осени на острове не было никаких признаков урагана, которого я боялся.

И это было мне на руку, потому что в последующие несколько месяцев я работал усерднее, чем когда-либо раньше в моей жизни. И все же, это никогда не вызывало у меня протеста, потому что все мои задачи были скорее вызовом самому себе, и каждый раз, когда мне удавалось найти решение проблемы, это оказывалось новым шагом вперед, каждый из которых был чрезвычайно ценным. Зачастую после трудного дня я представлял себе, что снова живу на Раторонге, и с нетерпением жду пятницы, чтобы получить недельную получку. Но на моем острове мирские ценности не имели абсолютно никакого значения. Зато я мог расслабиться вечером после работы и, если погода была хорошей, заварить себе чашку чая и выпить ее на пляже. Там я мог сидеть, наблюдая за закатом и слушая шелест пальмовых листьев, склонившихся, подобно навесу, над моей головой. Иногда я разжигал небольшой огонь, чтобы приготовить котам ужин. Часто м-р. Том-Том и Миссис Воришка запрыгивали ко мне на колени и удовлетворенно мурчали.

Иногда вечером погода была такая тихая, что я мог даже слышать свое собственное дыхание. Мой маленький мир в такие дни был наполнен криками и пением птиц, летающих вокруг меня (в основном это были крачки, за которыми я наблюдал с нетерпением, потому что знал, что скоро они будут гнездиться). Также на острове водились и фрегаты, которые гнездились на острове тысячами, привык к тому, что им некого бояться. Я никогда не уставал очаровываться этими уродливыми созданиями, размах крыльев которых достигал восьми футов, а под клювами которых висели алые мешки. Они уже рождаются забияками. Четыре или пять из них могут пуститься в погоню за одной маленькой несчастной крачкой, пока не заставляли ее отдать только что пойманную рыбу, а затем, с невероятной ловкостью став на крыло, поймать упавшую рыбешку до того, как она упадет в воду.

По крайней мере, они обеспечивали мне интересное зрелище в эти удивительные моменты между днем и ночью – тем более, что мухи и комары не мешали мне наслаждаться этими представлениями.

Тропическая ночь наступала с поразительной быстротой. Лагуна только что напоминала пестрое лоскутное одеяло – и вот она уже стала черным атласным покрывалом. Да она, становилась похожа на гигантское черное покрывало с белой пеной рифов, которая казалась подушками или простынями на ней.

- 48 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.