Литература » Остров для себя » Страница 39

Остров для себя
Часть 2 - На острове: октябрь 1952 г. – июнь 1954 г.
Глава 4 - Наконец-то один

Теперь, когда я остался в одиночестве на своем острове, я начал подводить итоги. Так как Анкоридж приблизительно похож по форме на большой язык, и ширина его достигает самое большее трехсот ярдов, то я мог окинуть остров одним взглядом, стоя на берегу и наблюдая, как исчезает «Махуранджи».

Стоя на разбитом причале, откуда я махал рукой, я мог видеть тянущиеся от пляжа заросли кокосовых деревьев, пальм и лиан и таухуну – кустарника, который имеет привычку разрастаться полосами до 20 футов и более, образовывая непроходимые заросли. Небольшие размеры этих кустов подчеркивали пять пальмовых деревьев, чьи тяжеловесные листья торчали над стволом в двадцати футах над моей головой. Стволы пальм были развилистыми и перекрученными, словно у старого английского дуба, и, должно быть, они и были теми самыми деревьями, к которым Фрисби привязывал своих детей во время урагана. Они выглядели достаточно внушительно для того, чтобы выдержать любой шторм. Движимый внезапным порывом я решил, что, прежде, чем делать что-нибудь еще, обойти остров, либо по линии прибоя, либо по мелководью вдоль бахромы рифов. Это не должно было стать прогулкой ради удовольствия. Я хотел познакомиться с островом поближе, посмотреть, где растут лучшие кокосы, исследовать местонахождение лучших плодородных участков почвы для своего сада, а также изучить на глаз отмели и найти те, где мне удобнее всего будет рыбачить.

Это было прекрасное утро, поэтому, оставив старую пристань позади, я спустился к западному побережью со стороны лагуны – к северу от моего нового дома. Наконец, я гулял по пляжу, такому ослепительно-белому, что мне приходилось постоянно прикрывать глаза, в полном одиночестве.

Пройдя небольшое расстояние, я наткнулся на скопление кокосовых деревьев, листья которых свисали на песок, словно тент. Их тонкие стволы изогнулись под действием ветров, поэтому они были наклонены под углом около 40 градусов. Но их прелесть для меня была не только в этом. На них легко было залезть, и я сразу присмотрел множество орехов, расположенных довольно низко, чтобы их можно было сорвать, не особенно напрягаясь. К тому же, я заранее запасся для этой цели крюком.

За пальмами был расположен холм высотой в 15 футов – самая высокая точка острова. На нем росли более высокие деревья. Кроме того, заросли таухуну, который отлично себя чувствует на песчаных почвах атоллов (и, также как и кокос, впитывает соль из морской воды) выглядели такими густыми, что я подумал, что из них много орехов не достанешь. Также вокруг было много пальм. Тонколистные пальмы выглядели совсем не так, как коксовые деревья, которые Фрисби однажды назвал «деревья с неуклюжими конечностями».

- 39 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.