Литература » Остров для себя » Страница 31

Я свернул себе сигарету, сел на веранду и несколько минут просто оглядывал местность, которую так хорошо запомнил по своему прежнему короткому визиту.

В конце веранды, которая была длиной почти в 7 футов, была сделана загородка, отделявшая еще одну комнату, которую военные использовали в качестве столовой. Перед домиком земля была когда-то расчищена, создавая некое подобие двора, но сейчас безнадежно заросла сорняками и виноградными лозами. Опавшие листья кокосового дерева, сорванные с деревьев во время штормов, валялись повсюду.

В конце двора были расположены сарай вместе с баней, также полностью заросшие виноградными лозами, а слева от меня были остатки сада. После одного только взгляда на его поломанный и опутанный растениями забор я отвернулся. У меня еще будет куча времени для решения этих проблем. Сначала я должен полностью оглядеть свое новое жилье. Итак, я встал и толкнул вперед входную дверь своего нового дома.

Как ни странно, сделав это, я испытал странное, почти жуткое ощущение, как будто решился переступить порог заброшенного здания, наполненного чужими воспоминаниями, о которых я не имею не малейшего представления. Как будто я на самом деле прокрался в чужое прошлое, уже покинутое и забытое, но оставшееся по-прежнему чем-то глубоко личным, потому что люди, жившие здесь, оставили в доме частичку своей души.

Очнувшись от наваждения, я шагнул внутрь дома. Комната была размером примерно 10 на 10 футов. С веранды в комнату вела высокая ступенька, и первое, что я увидел – это был добротный и прочный стол, стоящий у стены напротив меня. К нему были прислонены самодельные табуретки.

Высоко на стене слева от меня я увидел две полки, на которых стояло около 50 книг. Две остальные стены были с окнами, которые закрывали ставни. Я открыл их, чтобы впустить в хижину свет и свежий воздух. Это были окна с типичными островными ставнями, подвешенными за верхнюю их часть, поднимающимися вверх и сконструированные таким образом, что их надо было открывать при помощи шеста.

В прошлом это было радиорубкой, и я подумал, что из нее выйдет отличная рабочая комната, что-то вроде писательского кабинета, где я смогу держать свои бумаги и каждый вечер записывать события прошедшего дня в свой дневник. И барометр также будет прекрасно выглядеть на стене, примыкающей к столу. Действительно, когда я снял с полки одну или две книги и быстро пролистнул их страницы, мне не нужно было сильно напрягать свое воображение, чтобы представить этот грубо отесанную столешницу в качестве более изысканного письменного стола, а эту небольшую квадратную комнатку – своим кабинетом.

Шаги во дворе прервали поток моих мечтаний. Обернувшись, я увидел мужчину в дверном проеме и внезапно почувствовал раздражение от того, что даже в такой знаменательный для меня день меня не могут оставить в покое. Но, как выяснилось, я был несправедлив к этому человеку. Это оказался один из пассажиров, большой дородный ловец жемчуга с Манихики по имени Таги, одетый только в парео, который держался довольно робко. Он сказал : «Том, мы подумали, что вы сегодня были слишком заняты, чтобы готовить себе. Когда рыба будет готова, присоединяйтесь к нам.»

- 31 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.