Литература » Остров для себя » Страница 27

Это были очень естественные мысли, но глубоко внутри я был спокоен и уверен в правильности своих действий. Также меня сильно обнадеживало уверенность в том, что я обязательно с этим справлюсь. Я был полностью экипирован для жизни на острове, вплоть до последнего медного гвоздя, по крайней мере, настолько, насколько мне позволил мой бюджет. Я ничего не забыл. Похоже, что все, что мне осталось - это только попрощаться с друзьями, которых я завел в течение нескольких скучных лет, проведенных на Раторонге.

Я сделал это в последний день, после того, как я проследил за погрузкой последнего багажа на «Махуранжи».

Затем, примерно за четыре часа перед отплытием, все пошло не так. За одну минуту план рейса был изменен. Когда я узнал о том, что вместо Пальмерстоуна «Махуранджи» приказали плыть прямо на Манихики, то был просто в шоке. Новый маршрут проходил очень далеко от Суварова.

Некоторое время я стоял в прострации, не в силах поверить новостям. Практически бегом направился на пристань, чтобы найти этого прохвоста Дика. Все мои вещи, за исключением велосипеда, были на борту корабля. Я освободил свою комнату, мне негде и не на чем было спать, нечего одеть, нечего есть и даже не было денег, чтобы купить еды.

«Вы не можете этого сделать!» - должно быть, мой голос звучал жалко и отчаянно.

«Мне ужасно жаль, Том,» - Дик действительно выглядел расстроенным, - «но поездка на остров Пальмерстон откладывается до тех пор, пока мы не вернемся с Манихики.»

Он был очень добр, уверяя меня, что мне не придется долго ждать своего нового шанса. Но в тот момент я чуть было не разрыдался, хотя и знал, что такого рода неожиданности – обычное дело на кораблях, занимающихся межостровной торговлей. Темп жизни на островах Южных морей совсем не похож на большие порта и города, задержки на несколько недель ничего не значат для островитян, воспитанных в других традициях. Хотел бы я, чтобы они вошли в мою ситуацию, особенно учитывая, что у меня не было друзей или родственников, у которых я мог бы пожить недельку-другую, хотя жизнь на острове и была не только легкой, но и дешевой.

Много раз в прошлом, когда я еще работал на шхунах, наше расписание рейса менялось в последнюю минуту. Но на этот раз ситуация была совершенно другая.

Когда я стоял там, на пристани, и думал в отупении: «Что же теперь будет со мной?». Меня добивала и еще одна мысль – о том, что я остался практически без гроша в кармане. Что же мне делать все то время, пока я буду ждать возвращения судна? Должно быть, это был жест отчаяния, но я нырнул рукой в карман своих шорт цвета хаки и вынул оттуда несколько мелких монет.

«Смотри,» - показал я их Дику, - «вот все деньги, которые у меня остались.»

- 27 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.