Литература » Остров для себя » Страница 188

Однако, на этот раз шкипером был тот же человек, который был капитаном «Янки», напоровшегося на рифы в начале 60-х годов. Ржавый остов этого корабля и теперь валяется на пляже – ураганы и приливы вынесли его на берег.

На борту нашего корабля была пассажирская каюта для тех, кто возвращался с Пальмерстоуна. Я была рада, что мне выделили каюту, потому что на палубе оставалось не так много места. Три ночи мы провели в море, а на четвертую прибыли к месту назначения. Ночью судно тралило рыбу, а с первыми лучами солнца мы вошли в лагуну. Около Анкориджа стояла яхта, и я подумала, что эта та же самая, которая покинула Раторонгу неделей раньше. Было тихо, если не считать боя волн о борт корабля и криков птиц, ловящих рыбу. Я боялась оставить судно и гадала, знает ли папа, что я приехала. Потом я заметила, как небольшие надувные лодки отплыли от яхты и направились к Анкориджу. Когда они подплыли к берегу, я увидела отца, вышедшего из-за деревьев. Человек в лодке указал на нас, и через несколько минуту папа уже толкал его лодку в воду. Я положила вещи в сумку и была готова покинуть корабль. Я стояла и ждала, когда отец причалит. Он не смотрел на меня, пока не очутился практически рядом с кораблем. Потом папа взглянул на меня, и шокированное выражение его лица выглядело почти смешно.

"Стелла, это ты? Это действительно ты, Стелла? Это действительно ты?".

Весело смеясь, я сказала: "Да, это действительно я."

"Я не верю в это", - сказал он, - "как тебе удалось попасть на судно?".

Бросив сумку на палубу, я встала и сказала ему, что все объясню позже. Гребя на берег, он все время покачивал головой и время от времени повторял: «Я не могу поверить в то, что ты действительно здесь, на Суварове». Когда мы достигли берега, то я узнала, что человеком, чья яхта стояла в лагуне, был Джим Рой. Я знала его с женой еще с Раторонги. Он сказал, что, когда наш корабль подплывал, он взял свой бинокль и был удивлен, увидев меня, прислоненную к перилам, потому что я ничего им не говорила о своем желании посетить Суваров. Вот почему он сказал отцу о прибытии судна, но не сказал, что на нем приплыла я. Мистер Рой хотел сделать сюрприз, и у него это получилось. У него с собой была камера, и он настоял на том, чтобы отец сфотографировался вместе со мной. Я ему очень за это благодарна, потому что это оказалась единственная наша с отцом общая фотография. Отец не был излишне эмоциональным человеком, и на фото это было видно. После семи лет, которые прошли с тех пор, как мы видели друг друга в последний раз, на фото я обнимаю его (это было импульсивное движение), а он стоит почти по стойке смирно. Вероятно, он тогда еще не отошел от шока.

Мы пошли к нему домой, и папа провел для меня небольшую экскурсию – показал рощу банановых пальм с растущими на них плодами, ростки кумары и сад с овощами. Он очень гордился своими помидорами, потому что лично их опылял. Также у него был большой запас дров под навесом - чтобы они не промокли. Кроме того, в душе у отца ведро было установлено таким образом, чтобы он мог помыться.

- 188 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.