Литература » Остров для себя » Страница 185

Я считаю, что частота прихода судов оказала свое влияние на отца. Зачастую ему привозили вещи, в которых он совсем не нуждался, а он посылал их нам. Однажды он послал нам ящик из дерева, который в то время показался нам настоящей сокровищницей. В нем были: ткань, швейцарский шоколад, консервированные фрукты и даже мачете. Он написал, что мачете можно использовать для того, чтобы открывать коксовые орехи ( с целью накормить наших свиней) и для обрезки деревьев. Мы сделали для мачете новую ручку, и я получила нож в свое распоряжение, получив предупреждение никому не давать его. Мы с братом также всегда осторожно переходили дорогу.

Отец знал, что я люблю кушать яйца. Одна из посылок от него содержала жестянку из-под молока, наполненную яйцами. Они были тщательно завернуты, стояла дата их сбора, а также яйца были обмазаны вазелином, чтобы защитить их. Кроме того, посылка содержала инструкцию, как следует есть яйца, согласно дате их сбора. Это означало, что некоторое время нам не нужно было собирать яйца, которые несли наши собственные куры.

В 1969 году я сопровождала мать, которая поехала к бабушке на Пальмерстоун. Капитаном судна был Дон Силк, который в настоящее время служит диспетчером на Раторонге. Мистер Силк был партнером мистера Бойда, а их компания называлась «Силк и Бойд». Наше путешествие включало в себя заход на острова Пука-Пука и Нассау и должно было длиться 10 дней. После того, как мы покинули Пальмерстоун, моя мать предложила мне подойти к капитану Силку и спросить, не может ли он зайти на Суваров. Я пошла неохотно, потому что немного стеснялась и не хотела оказывать на капитана давление. Силк сказал мне, что не планировал посещение Суварова, но подумает об этом. Позже мама сказала мне, что корабль собирается остановиться на несколько часов на Суварове. Я не помню, как мы пришвартовались, но, к своему удивлению, немного стеснялась, когда увидела отца. Мама пошла искать уто (молодые проросшие коксовые орехи), чтобы взять их с собой на борт, пока я проводила время с отцом. Он был занят, отправляя письма и другие вещи. Описывая сестре это посещение, он сказал, что был удивлен, увидев нас, и «это стало для него неожиданностью». Через некоторое время нам сказали погружаться на корабль, и снова пришлось прощаться. Я не хотела идти. Когда мы были уже на борту, папа сказал мне, что, когда судно пройдет через проход в рифах, обернуться и посмотреть на Анкоридж, а он сделает то же самое. Обернувшись и посмотрев на остров я и вправду увидела его – маленькую фигуру на горизонте в развевающемся на ветру парео. Он стоял там, пока не исчез у меня из вида. Прошло семь лет прежде, чем я увидела его снова.

По нашему возвращению с Раторонги яхты стали посещать нас более часто, и Артур всегда ходил к пристани, чтобы узнать, на собираются ли они на Суваров или не вернулись ли оттуда. Он возвращался с пристани веселым, рассказывал мне новости – и мы оба шли, чтобы встретится с яхтсменами. Иногда нас приглашали на борт, что делало беседу более увлекательной. Зачастую яхты собирались посещать Суваров, потому что, по правительственным законам, сначала все суда должны были посетить Раторонгу.

- 185 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.