Литература » Остров для себя » Страница 183

Я получила два удара по попе, а потом села и расплакалась. Он никогда прежде не наказывал меня (насколько я помню), и я плакала скорее от обиды, а не от боли. «Никогда мне больше не ври», - сказал он, - «ты можешь съесть все конфеты, но никогда больше не ври мне, потому то это я ненавижу больше всего». Он считал, что я поступила плохо, не сказав ему, почему сбежал Артур и пытаясь скрыть обертки. «Да, папа», - ответила я со слезами на глазах, - «я больше так не буду». Потом, встав, он достал пакет с конфетами, дал мне их целую горсть и обнял. Нечего и говорить, что после того случая я не пыталась больше достать конфет самостоятельно и не врала.

Однажды, когда я пришла к папе, он сказал мне, что собирается на Таити и будет отсутствовать некоторое время. Я хотела поехать с ним, но не никогда не просила его об этом. Пока отца не было, я иногда приходила к двери его дома и сидела там, ожидая, что вот-вот он появится на своем велосипеде из-за поворота. Потом он все-таки вернулся и привез для меня подарок. Это было красное платье с оторочкой из черной и золотой материи. Я носила это платье, пока оно совсем не потрепалось и не стало трещать по швам. Годами позже мама сказала мне, что отец сожалел оттого, что не взял меня с собой. По-видимому, меня назвали в честь его подруги, которая владела отелем на Бора-Бора. Думая, что она там больше не живет, отец не взял меня в поездку. Потом папа узнал, что его знакомая все еще живет на острове и владеет там отелем. Именно в этой поездке папа и написал свою книгу.

Иногда Нил садил меня на велосипед, и мы ездили к капитану Энди Томпсону, который давно уже не плавал. Томпсон жил в деревне Рутаки. Их дом и сейчас стоит напротив Отеля Раторонги, а он и его жена похоронены рядом друг с другом напротив дома. Когда мы приезжали, он всегда показывал нам сад, который казался просто одним большим взрывом из гибискусов и жасмина. Их аромат наполнял воздух. Он посадил в своем саду множество фруктов, и я всегда, сидя на веранде, ела те из них, на которые созрели на тот момент. А отец и капитан Томпсон тем временем сидели за столом друг напротив друга, и между ними стояла бутылка рома. Они говорили друг с другом до тех пор, пока не заканчивалась еда и не пора было уезжать. Иногда я переходила через дорогу, чтобы посетить другого его друга, Уолтера Бьюкенена, который работал в газете, издававшейся на островах Кука. Его жена также была полинезийкой, и у них было двое мальчишек несколькими годами младше меня. Близлежащая природа была нетронутой, а по участку пробегал ручей. Я пробовала ловить креветок и рыб, плескавшихся в пресной воде. Мистер Бьюкенен позже вернулся в Новую Зеландию и, к сожалению, потом погиб в автомобильной аварии. Его жена затем снова вышла замуж и живет на Раторонге и поныне. Сегодня их двор в основном очищен от цветов и деревьев, которые росли там ранее в изобилии, а прямо около дома располагается волейбольный корт, который используется гостями отеля на Раторонге и местными жителями.

В 1967 году я заметила, как в углах папиного дома начали накапливаться ящики и мешки с дополнительными вещами. И вот однажды, когда моя мама вернулась с работы, она позвала меня с Артуром и сказала, чтобы мы поспешили на пристать попрощаться с отцом. Вскоре отплывал корабль на Суваров, и у нас оставалось не так много времени.

- 183 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.