Литература » Остров для себя » Страница 181

Отец ответил, что в будущем я должна знать, как защитить себя, и поэтому мне следует научиться, как пользоваться ружьем. Он показал мне, как заряжать, разряжать ружье и как держать руки. После того, как мы потренировались бесчисленное количество раз, пришло время попрактиковаться в стрельбе. Отец выставил пустые бутылки на камень и показал мне, где нужно стать. Он выстрелил первым и предал ружье мне. Я взяла его неохотно (больше опасаясь реакции мамы, чем, собственно, ружья) и прицелилась (не забывая задерживать дыхание), нажала курок и закрыла глаза! «Нет, нет!,» - сказал отец, - «глаза нужно держать открытыми! Попробуй еще раз». Я ответила: «Не думаю, папа, что я должна это делать, потому что маме это наверняка не понравиться». Мы посмотрели друг на друга, а потом отец со вздохом взял у меня ружье и сказал: «Ты права. Маме это не понравится». Больше отец не пытался научить меня стрелять, но всякий раз, когда он чистил ружье, я смотрела, как он это делает, а иногда отец позволял мне отполировать приклад. Хотя папа серьезно подходил к моему обучению тем вещам, которые он считал важными, но также он мог быть очень забавным. Иногда папа катал меня на плечах, ворча при этом, что он не лошадь.

Когда ночь была безоблачной, он показывал мне звезды и называл их по именам. Также отец рассказывал мне о звездах, сопровождая истории звуковыми эффектами. К сожалению, отношения с Артуром у него не складывались. Годы спустя отец говорил со мной об Артуре – о том, как он не мог наладить с ним контакт. «Он, казалось, вечно витал в облаках», - говорил отец. Артур был просто более серьезным, чем я, и вечно планировал очередную модель лодки или самолета, которые хотел построить.

Думаю, мой отец осознавал свой возраст и то, что у него имеется двое детей, хотя ему уже было за 50 лет. Всякий раз, когда я называла его «папа», он отвечал мне: «Я слишком стар для того, чтобы ты назвала меня «папа». Называй меня «отец». Когда я спрашивала, сколько ему лет, то он показывал мне язык и отвечал: «Я так же стар, как и мой язык».

В ноябре 1964 года моя мама, брат и я посетили остров Пальмерстоун. Когда мы вернулись в апреле 1965 года, то я была поражена, увидев, как выросли банановые пальмы. Отец с гордостью показал нам, какие кумары и тыквы он вырастил в саду. Он также посадил и другие растения. Пока мы отсутствовали, он начал рыть ямы под цистерны для воды, которые он хотел установить, чтобы возвести за домом туалет. До этого мы пользовались туалетом, который находился на некотором расстоянии от дома, на соседнем участке. Мистер и миссис Рассел были не только нашими соседями, но и арендодателями. Мистер Рассел уже умер, но миссис Рассел продолжает жить в том же самом доме.

К несчастью, отношения родителей к тому времени стали ухудшаться. Однажды утром, когда мы уже собрались идти в школу, мама сказала нам, чтобы после школы мы не возвращались домой.

- 181 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.