Литература » Остров для себя » Страница 18

Я не знаю, как долго я сидел там – вероятно, пару часов, набрасывая на большом листе бумаги все самые важные для меня моменты. Но, как ни странно, когда встал и вернулся к привычному для меня миру за пределами моей лачуги, я и не вспоминал об этом листке бумаги. Всё необходимое, казались, было записано прямо у меня в голове, где, как я предполагаю, данные накапливались в течение всех этих лет ожиданий.

Страха не было – это я могу сказать наверняка. Возможно, я слегка робел от осознания сделанного мною выбора. Мне ведь было уже 50 лет. И эта моя мечта была, по существу, мечтой моей молодости. Не был ли я сейчас слишком стар для того, чтобы превратить ее в реальность? Я все еще льстил себе, что был в отличной физической форме, но не было никаких сомнений в том, что физическая работа сегодня отнимала у меня больше сил, чем 20 лет тому назад, и к тому же, на острове я мог заболеть…

Тем не менее, на следующий день я вернулся к норме – и как можно более тщательно провел ревизию своего имущества. Я и сейчас держу в руках этот список, написанный на ветхих бумажках, датированных августом 1952 года. Один из листов озаглавлен «Личные нужды», другой – «Комната каи» ( «каи» - на туземном наречии обозначает «есть», поэтом в списке «комната каи» я собрал все вещи, которые будут мне необходимы для еды и приготовления пищи). Третий лист назывался «Инструменты».

Как сейчас, помню свои первые покупки. Это был мешок австралийской муки, привезенный на корабле, который только-только прибыл. В Раро это было редкой роскошью, так как мы, естественно, покупали все из Новой Зеландии, но я изредка готовил из австралийской муки, и по своему опыту знал, что она будет храниться гораздо дольше, чем местные сорта. Также я знал, что, как только новость о появлении в лавке этой муки разнесется по округе, ее очень быстро раскупят. В Южных морях торговые лавки, на самом деле, больше похожи на склады, чем на настоящие магазины., и как только прибывают новые партии товаров и складываются наподобие сооружений напротив полок сарая – все в городе бегут за покупками. Поэтому я, как только магазин открылся, спустился в «торговый квартал» Раро и спросил помощника в «Дональде», с которым был уже знаком много лет: «Австралийская мука еще осталась?»

«Конечно, Том,» - ответил он, - «сколько тебе – пару фунтов?»

«По чем она?»

«6 пенсов за фунт».

«Отлично,» - я сделал вид, что колеблюсь, втайне наслаждаясь своей шуткой, - «в таком случае, я возьму 50-фунтовый мешок.»

Он почти уронил его, и в этот момент вошли дочь и жена госчиновника и пришли в изумление, наблюдая, как я покупаю целый мешок муки. Подстрекаемый моментом, я как можно более равнодушно сказал: «Ну, раз уж я уже здесь, поему бы мне тогда не купить еще и 70-фунтовый мешок сахара!»

- 18 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.