Литература » Остров для себя » Страница 167

Двигатель нужно было установить болтами вниз, конечно же, но, поскольку мы не имели понятия, как нам следует поступить, то построили деревянную раму и вбили клинья в привод для того, чтобы предотвратить любую ненужную вибрацию. К тому времени мы также успели спасти с яхты светильник, и на следующий день Эд оборудовал спальню, кухню и даже столовую проводами.

В целом мы были гордыми владельцами четырех лампочек. В тот памятный день, когда наступили сумерки, Эд запустил двигатель. Помню, как стоял на веранде с миссис Веси – которая к тому времени скурила все свои сигареты и снова вернулась к скрученным банановым листьям – когда Эд закричал: «Вот оно, Том!». Он пару раз крутанул маховик, и через несколько секунд Суваров запылал (почти весь) – электрическим светом.

Как я писал в своем дневнике в тот вечер – уже при свете электрической лампочки: «Никто в Раро не поверил бы мне, если бы я сказал им, что на Суварове есть электричество.» Затем я почему-то добавил: «Это все очень хорошо – если только бы это не напоминало мне так о цивилизации, от которой я всегда хотел сбежать».

Вспоминая сейчас о тех месяцах, когда со мной на острове жили эти потерпевшие кораблекрушение люди, я все время удивляюсь тому, что между нами не произошло ни одной ссоры, а также тому, как философски они воспринимали жизнь, которая занесла их на необитаемый остров – они никогда не жаловались и не высказывали недовольства.

Для меня это был сознательный выбор – отказ от цивилизации. Миссис Веси же, должно быть, помогло приспособиться ее самоанское отношение к жизни. Но для Эда потеря «Тибурона» была, возможно, огромным шоком, а перспектива прожить очень долгое время без благ цивилизации очень тревожила и разочаровывала его. Но Эд был замечательным человеком. Он никогда не ворчал, никогда даже не намекал на то, что он обеспокоен. И только когда они спаслись, он не мог сдержать свои эмоции. Тогда я понял, что Эд сдерживает себя потому, что не хочет пугать свою жену и дочь.

Они прожили на острове около двух месяцев, и в течение этого времени мы погрузились в приятную повседневность. Затем однажды в 8 часов утра, когда я гулял по пляжу, увидел серые контуры судна, находившегося примерно в 5 милях от острова.

Оно шло с северной стороны и направлялось на восток. Несмотря на приличное расстояние, я почему-то сразу понял, что это военное судно.

- 167 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.