Литература » Остров для себя » Страница 154

К счастью, в воде я себя чувствовал, как рыба – хорошо плавать я научился на Таити. Я знал, что где-то под водой мачта стоит вертикально и чувствовал, что мог бы резко рвануть ее вверх и, возможно, снова перевернуть лодку. Для этого мне требовалась не столько сила, сколько ловкость – мне надо было придать мачте такое направление, чтобы она двигалась в правильном направлении.

Я сделал глубокий вдох и нырнул. Но я переоценил свои силы. Мне пришлось нырять много раз прежде, чем я смог схватить мачту. Мне нужно было схватить мачту руками и протащить ее под водой, гребя ногами. К счастью, вода была теплой, потому что я должен был нырять 10 или 12 раз. Казалось, что у меня никогда не получится сделать это. Каждый раз, когда я выныривал на поверхность, то не мог опереться на что-нибудь и отдохнуть, поэтому вынужден был нырять снова. Наконец-то, мне удалось схватить мачту и сделать отчаянный рывок. Мачта немедленно поддалась, все время норовя при этом выскочить из моих рук.

Я тащил ее, пока не почувствовал ветер на своем лице. Как только я вдохнул воздух с морскими брызгами, то почувствовал что-то под своей ногой. Я сразу понял, что , если это была акула, то я уже ничего не мог предпринять. Но это оказалась мачта.

Наконец, она легла горизонтально на воду. Я схватился за нее и впервые по-настоящему отдохнул, опираясь на нее, находясь наполовину над водой, пока волны перекатывались через меня. Я гадал, что мне предстоит пережить дальше. На минуту я подумал, что смогу поднять мачту над землей. Но я тут же отказался от этого плана, потому что, если бы я отпустил мачту, волны бы отнесли меня прочь.

Однако теперь, когда мачта находилась на воде, она работала точно так же, как и распорки у каноэ, и лодка превратилась в подобие плавучей платформы, поддерживающей меня на воде. Если же я хотел перевернуть лодку, то должен был отпустить мачту. А это было невозможно сделать до тех пор, пока не утихнет ветер. Вися там, я пытался открыть глаза в промежуток между тем, как на меня накатывала очередная волна. Я хотел увидеть небо и облака. Мне показалось – в те краткие мгновения, когда я мог открыть глаза – что небо светлеет. Я по своему опыту знал, что такие шторма быстро проходят. Поэтому я был готов «отсидеться» на мачте, ожидая, пока волны не станут меньше и более редкими, когда я смогу отплыть от лодки без опасений.

Шквал, должно быть, длился около часа или больше. Как ни странно – или, возможно, это было вполне естественно – но я не боялся тогда акул. Я не видел ни одну из них поблизости и был слишком занят, цепляясь за лодку и борясь за свою жизнь, чтобы думать о них. Полагаю, что все это время я действовал инстинктивно.

- 154 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.