Литература » Остров для себя » Страница 15

Острога, которую я купил на Таити, была более тонкая и резкая, чем те, которые используют на островах Кука, и я пошел вдоль рифа, вылавливая прекрасную рыбу, которая плавала в водоемах и была такой ленивой, что вряд ли кто-то бы промахнулся, целя в нее. Вечером я ужинал с военными и осматривал их лачуги горящими и внимательными глазами человека, который в глубине души знал, что в один прекрасный день он будет жить в них. Их жилища казались просто идеальными. Бочки были полны пресной водой, а, когда я пошел немного прогуляться, я обнаружил прекрасный сад, который разбили поселенцы на месте диких зарослей.

Все, чего хотели поселенцы - это как можно быстрее покинуть остров. Вот ведь как по-разному все люди смотрят на этот мир! Эти военные были приятными, радушными - и, в то же время, шумными, и восторгающимися припасами, которыми мы привезли им. Но это было вымученное веселье, за которым скрывалась их злость от того, что война сыграла с ними такую злую шутку - они ведь оказались на положении выживших в кораблекрушении, запертых на пустынном острове.

На второй день мы с Энди взяли корабельную лодку и поплыли к островку Моту Туо, который лежал дальше в лагуне, в шести милях от Анкориджа, где туземные мальчишки наловили крабов и рыбы, а также разожгли огонь, чтобы приготовить нам еды для ланча-пикника.

И, как только ланч подошел к концу, я повернулся к Энди и сказал просто, но огромной убежденностью в голосе: "Энди, теперь-то я знаю, что это то место. которое я искал всю свою жизнь."

Прошло еще семь лет прежде, чем моя мечта стала реальностью. Семь долгих лет, прежде, чем другое судно с Раторонги прошло около острова, семь лет, в течение которых я превратился из "молодого человека" в "мужчину средних лет". Возможно, это было сознание уходящего времени, а возможно - и раздражающая монотонность моей работы, но на сердце у меня становилось все тяжелее и тяжелее. Единственным противоядием против этого была моя упрямая надежда на то, что однажды я все-таки вернусь на остров.

В 1952 году у меня, наконец, появилась такая возможность. Дик Браун, независимый торговец из Раторонги, который занялся после войны судоходным бизнесом, приобрел себе длинного и узкого "морского охотника" с водоизмещением не менее 100 тонн, который он хотел приспособить для межостровной торговли. Судно назвали "Махуранги", и только по случайности я узнал о том, что в следующий раз оно совершит рейс на север, к острову Пальмерстон, а затем - к Маники. Мне не нужна была карта для того, чтобы понять, что корабль пройдет поблизости от Суварова.

За все те годы, что я провел на островах Кука, я никогда не слышал, чтобы торговые суда проплывали по такому прямому курсу, так что эта была такая возможность, которая потом могла больше и не представиться.

Я подсчитал свои финансы. Мои сбережения составляли 79 австралийских долларов. Я подошел к Дику и спросил, когда отправляется судно.

- 15 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.