Литература » Остров для себя » Страница 14

Рассвет принес с собой прекрасную погоду, и мы начали двигаться в направлении атолла с первыми лучами солнца. Он был таким низким, что в течение достаточно длительного времени мы не могли разглядеть землю впереди. Крепкий ветер наполнял наши паруса, и "Тиаре, должно быть, разогнался до 4 узлов безо всяких двигателей. Я стоял на вершине кабины, пытаясь разглядеть остров и до меня доносились только плеск воды и потрескивание дерева. Наконец, я увидел Суваров: сливочная пена рифа в нескольких милях от нас, и несколько групп пальмовых деревьев, вырисовывающихся на фоне голубого неба. Казалось, что скопления пальм словно отделяют один остров от другого, создавая из рифов на воде огромную пунктирную фигуру почти идеально круглой формы.

Воздух дрожал под солнцем, уже припекавшим довольно сильно, когда мы подошли к проходу в рифах, и Анкоридж стал вырисовываться на горизонте более четко. Теперь я уже мог рассмотреть впереди белый пляж и старую поломанную пристань на нем - память о тех днях, когда на острове пытались выращивать копру, а затем - и фигурки людей, которые махали нам руками.

С юга острова в воздух поднялась огромная черная стая гомонящих фрегатов, сердито нарезавших круги в воздухе в ожидании более мелких крачек, которые словили бы рыбу, которую затем можно было бы украсть.

Какими же маленькими казались эти острова в огромной неподвижной пустоте Тихого океана! Фрисби называл их "хрупкими", но даже это определение не казалось точным. Они выглядели просто одинокими, такими одинокими, что казалось почти чудом, что они уцелели пред мощным натиском природных сил, которые так легко стирали с лица земли и гораздо большие острова. Если бы они были более устойчивыми к воздействиям внешней среды, то было бы легче оценить по достоинству то, как умудряется что-либо выжить на них, но ни один из островов в этой лагуне не возвышался над уровнем моря больше, чем на 10 или 15 футов, и только верхушки пальм, возвышавшихся на океаном, доказывали миру их существование.

Волнение на море прекратилось, пока мы стояли в лагуне, и теперь казалось, что "Тиаре" плывет на большие кусочки разноцветного сатина. Мы приближались к Анкорижду очень медленно, хотя море было таким спокойным, что волны от нашей шхуны едва-едва расходились по воде. Как и многие другие Тихоокеанские острова, Анкоридж располагался прямо внутри лагуны, он примыкал к основному рифу при помощи подводной "дамбы" из кораллов. И, глядя на воду, я подумал, что я еще никогда в жизни не видел столько ярких цветов сразу, как в это утро: множество оттенков голубого, зеленого и даже розового просто слепили глаз. Ни один в мире художник не мог повторить картин природы, созданных подводными кораллами, залегавшими на разной глубине.

Затем мы стали на якорь. Мы спустили на воду лодки, и несколькими минутами позже я уже продвигался к слепяще-белому пляжу по пояс в теплой, спокойной воде.

Обычная вежливость заставила меня поприветствовать пятерых мужчин -жителей острова - большинство из них отчаянно хотело попасть домой как можно скорее. Однако, я поспешил остаться в одиночестве, как только с приличиями было покончено. Я углубился в островные заросли, взяв с собой только острогу и мачете.

- 14 -

Iphone купить дешево wibuy.ru.

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.