Литература » Остров для себя » Страница 130

Это произошло через год, когда умерла моя мать, и когда ее имущество было окончательно разделено, я неожиданно для себя обнаружил, что стал обладателем 240 фунтов. На следующий же день я уволился из магазина.

Я знаю, что это было довольно импульсивным поступком - вот так резко бросать работу, хоть и скучную, но все же дающую мне стабильность, которая на островах имела совсем иное значение, чем на западе. Если бы что-то пошло не так, то я всегда мог взяться за другие виды работ. К тому же, мои издержки редко превышали один фунт в неделю, и мое непредвиденное наследство обеспечило меня на несколько лет вперед. Кроме того, я был одержим идеей строительства лодки – ее завершение было для меня каким-то образом связано с возвращением на атолл. Я начал думать, что не смогу вернуться туда без лодки, и как только она будет построена, все сразу станет на свои места. Хотя, на самом деле, конечно же, это было не так, но у меня в голове все равно засела мысль, что я должен построить ее как можно скорее.

На самом деле, это заняло у меня год – и я вбил каждый из сотен гвоздей своими руками. И даже тогда, когда лодка была закончена, я не пользовался ей – я поклялся, что не спущу ее на воду до тех пор, пока не достигну Суварова. Мои друзья после окончания строительства спрашивали меня: «Эй, Том, почему бы тебе не спустить лодку на воду?». Я неизменно отвечал на такие вопросы: «Мне на Раторонге не подходят условия плавания». Ни одной живой душе я не сообщал истинных причин, предпочитая держать лодку за своим домом, где установил рамки, покрытые листами кровельного железа для того, чтобы закрыть ее от дождя. С годами мне, однако, стало казаться, что я останусь на Раро навсегда, и я стал почти забывать, как я связывал строительство лодки со своим возвращением на остров. Теперь иногда я почти боялся, что моя мечта осуществится, потому что шли годы, а я старел.

Моя скучная, но размеренная жизнь действовала на меня, словно обезболивающее, пока однажды вечером, говоря с Энди о прошедших временах, я был поражен искренности, которая прозвучала в его голосе, когда он перегнулся через стол и сказал мне: «Брось, Том! Ты понимаешь, что прошло уже 5 лет с тех пор, как ты покинул Суваров?».

Его слова прозвучали для меня, как гром с ясного неба. Прошло пять лет! И мне скоро будет 60!

Этим вечером я вернулся в свое маленькое жилье и уныло осмотрел на вещи, которые приобрел со дня своего возвращения. Уже 20 пакетов были собраны и стояли напротив стенки – готовые к нужному дню. Там лежало множество приобретенных мною вещей: шлифовальный круг, который я не мог себе позволить приобрести в первую поездку, плотницкий рубанок, еще две пилы, пару рулонов проволочной сетки, несколько длинных досок для того, чтобы сделать полки или стол. Я даже купил оцинкованную ванну.

- 130 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.