Литература » Остров для себя » Страница 128

Магазин, где я работал, занимался не только продажей продуктов питания на Раторонге, но также распространением товаров во все магазины, которыми владела компания и в которых я проработал так много лет, расположенных на маленьких островках. На каждом из больших складов, которые я отпирал каждое утро, хранились сыпучие продукты, и я был очень озабочен этой стороной своей работы – я должен был следить за уровнем запасов на каждом складе: начиная от муки и заканчивая консервами. При необходимости, мне нужно было организовать временных рабочих для того, чтобы быстро выгрузить товар. У компании была площадка, заправка и магазин – так что, по крайней мере, моя работа не была однообразной.

На выходных я брал свой велосипед и пытался побороть свое вечное уныние, проезжая около 20 миль по дороге, которая шла вокруг острова. Такие упражнения заставляли меня чувствовать себя лучше.

И, конечно же, у меня еще был Энди. Всякий раз, когда он возвращался из поездки, я ездил на расстояние в 7 миль для того, чтобы посетить его на 50 –акровой плантации.

Никто не знал лучше, чем Энди, как я хотел вернуться – но он был не в состоянии помочь мне. Даже сейчас я помню, что он говорил мне в один знойный вечер, когда мы сидели с ним на веранде, пока его жена готовила в доме.

Я помню этот вечер необычайно четко. Я и сейчас могу представить себе веранду с большим столом из таману, который Энди сделал специально для этого места. Мы сидели на сиденьях с подушками, где я и Фрисби, бывало, беседовали часами, опираясь локтями на стол. Тем вечером он принес бутылку виски и содовой.

Энди любил эту веранду потому что, как и многие моряки, он получал особое удовольствие, глядя на свой сад и наклонную подстриженную лужайку, которая доходила до дороги. По лужайке тоже шла дорожка, вдоль которой были высажены африканские ромашки, розы и множество цветов в горшках, скомбинированных с кустарниками гибискуса, на которых цвели желтые, белые, красные и даже фиолетовые цветы.

Я помню, как посмотрел на него через стол и спросил : «Как ты думаешь, каковы мои шансы на возвращение?».

Он протянул мне стакан виски перед тем, как ответить: «Я думаю, Том, что власти никогда тебя не отпустят».

Хотя мне это и самому было известно, его слова прозвучали для меня, словно ужасный приговор. Я знал, что власти будут неумолимы ко мне. И все же, несмотря на отчаяние, я подсознательно знал, что, так или иначе, я добьюсь своего.

- 128 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.