Литература » Остров для себя » Страница 120

Остров для себя
Часть 2 - На острове: октябрь 1952 г. – июнь 1954 г.
Глава 12 - Прощание с островом

Задолго до того, как я ее увидел, я знал, что это должна была быть шхуна с Манихики. Сначала она была пятнышком, плывущим от горизонта. Однако, ни одна шхуна никогда не заходила так далеко от торговых путей. И хотя я тревожно рассматривал горизонт в течение многих дней, волнуясь о своей спине, но эта внезапная новость заставила меня волноваться – я никак не мог поверить, что это правда. Через несколько часов я буду на борту! И тогда я могу больше никогда в жизни не увидеть Суварова.

Я запомнил этот момент на всю жизнь. Я сел на пляжный стул, ища опоры и открыл питьевой орех, из которого стал пить, пока корабль подплывал ближе. Эмоции, тесно граничащие с паникой, охватили меня. Я не только волновался перед встречей с людьми на шхуне, но и пасовал перед перспективой жизни на Раро. Это были гораздо более глубокие чувства, чем просто волнение. Я просто не хотел уезжать. Я знал, стоя в оцепенении, что абсолютно точно не хочу уезжать. Мистер Том-Том вышел из-за пальмы и легко запрыгнул ко мне на колени. Я автоматически погладил его и понял то, чего не понимал раньше – что я никогда еще не хотел от жизни большего, чем такие вот моменты.

Чувствами, которые я испытал, глядя на эту маленькую точку на горизонте и осознание того, что отъезд отложить невозможно, были внезапное одиночество и отчаяние.

Желание остаться было настолько сильным, что самые смешные отговорки пришли ко мне на ум. Может, я смогу спрятаться? Если меня не найдут, то они подумают, что я умер на другом острове, уедут и оставят меня в покое? У меня даже оставалось время для того, чтобы переплыть на другой остров и спрятаться там. Я на момент даже задумался о том, не могу ли я инсценировать собственную смерть – оставив немного одежды на пляже, к примеру, как будто я утонул.

Как только боль отступает, человек легко забывает о ней. Я сидел там и убеждал себя в том, что если боль в спине вернется, мне не выжить.

Боль сейчас практически не ощущалась, но как только я попытался повернуться, она напомнила о себе внезапной вспышкой, которая и вернула меня к реальности. Как-то Пеб сказал мне, когда мы сидели на крыльце и пили ром: «Одно дело, когда тебя убивает шторм или ураган – это, своего рода, внезапный конец. Но совсем другое – лежать на спине, не в силах пошевелиться, в одиночестве, медленно умирая от голода, живым, но парализованным, зная о том, что еда лежит всего в паре шагов».

- 120 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.