Литература » Остров для себя » Страница 115

Я сказал ему, что он может развести огонь на кухне, и это замечательный человек (как я вскоре узнал, его звали Пеб), бодро сказал своему другу: «Пойди и сделай чая, а я попробую усадить его».

По его акценту я сразу понял, что он – американец. Когда он наклонил ко мне свое лицо, то его черная борода коснулась моего лица, и я подумал, что у этого человека – сильная врожденная страсть к путешествиям, что он, несомненно, хороший моряк, а все эти качества дополняются мягкостью и добротой.

- Не волнуйтесь, Том, - сказал он, кладя руки на мои плечи, - будет больно только один раз.

И это было чертовски больно, но пришлось терпеть. Я стиснул зубы, и Пеб усадил меня. Как он и сказал, боль прошла.

«Вы вспотели», - мягко сказал он, - «позвольте мне вам помочь». Он вышел в столовую, вернулся с полотенцем в руках и принялся вытирать мои плечи и спину.

«Через минутку я приду в себя», - сказал я. Я слышал, как его компаньон кричит с кухни, что развел огонь.

«Все, что вам нужно», - ответил Пеб, – «это хорошая еда. У вас все ребра видны. Подождите немного. Я схожу к своей лодке за припасами».

Затем, почти уже выходя, он спросил: «Вы курите?».

Больше всего на свете я хотел закурить, но почему-то этот его американский акцент окончательно доконал меня, и я поверил, что это все – не сон. Это вызвало у меня странную реакцию. Я начал смеяться. Не знаю почему, но мне припомнился вестерн, который я читал однажды вечером в лачуге. Сидя в одиночестве, я долго смеялся над ответом шерифа на заданный вопрос: «Я сделаю это, черт тебя подери!». У меня возникло непреодолимое желание ответить Пебу именно этой фразой, пока я не увидел выражения его лица: «Том, вы в порядке?», - тревожно спросил он.

«Подымить сейчас – это было бы что-то», - ответил я.

В ту ночь я ел лучшую еду в своей жизни: миску доброго овощного супа, банку тушенки и консервированных фруктов. Были там и еще чудесные вещи, принесенные Пебом с яхты: маленькая бутылка рома – мой первый алкоголь с тех пор, как я выпил бутылку, подаренную Томом Ворфом – пачка сигарет, и, что более важно, банка мази, которую двое моих новых друзей взяли для массажа спины.

- 115 -

Система производственного контроля на предприятиях kubts.ru.

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.