Литература » Остров для себя » Страница 112

Раз или два я сделал неосторожное движение. Затем, мучительно приходя в себя, я некоторое время вообще не мог пошевелиться, а способен был только спокойно сидеть прямо, потея и дрожа от воспоминаний о внезапной резкой боли.

В конце концов я причалил к пляжу, двигаясь очень, очень медленно. Потом я отчаянно пытался вытащить лодку на пляж. Оглядываясь назад, я думаю, что именно тогда понял: жизнь стоит того, чтобы за нее бороться. Может, это случилось потому, что боль немного отступила и я перестал чувствовать себя таким одиноким и беспомощным. Я почти уже был дома – но находился в ужасе от мысли, что не смогу вытащить «Утенка» на пляж. Хотя якоря уже и не было – я перерезал веревку, когда отплывал от острова Одного дерева, но веревка, которая оставалась в лодке, была по-прежнему достаточной длины. Эта веревка была, в полном смысле этого слова, моим последним якорем. И это доводило меня до состояния бешенства. С одной стороны, у меня не было сил для того, чтобы вытащить лодку на пляж. А с другой стороны, я не мог себе позволить потерять ее, а без лодки жизнь на острове станет невероятно трудной.

Я до сих пор не понимал точно, что же случилось, потому что все было еще как в тумане. Все, что я помню – это то, что мне необходимо было подняться, но я потерял равновесие и упал, крича от боли. Когда я открыл глаза, то «Поломанный утенок» находился на пляжной отмели, близко от моего деревянного сиденья, которое я, должно быть, положил туда сам. Лодка наполовину завалилось, так что я мог развернуть ее, вытащить на пляж и привязать к ближайшей пальме.

Был уже полдень, и безжалостно палящее солнце заставляло меня мучительно желать достичь своей лачуги как можно скорее. После небольшого отдыхая снова стал в позу краба и пополз по коралловой дорожке к крыльцу.

Об этом путешествии у меня остались только путанные воспоминания. Это было медленное и мучительное путешествие, которое растянулось на долгое время. Но, в конце концов, мне удалось достигнуть собственной постели, взяв с собой с кухни два кокоса, стакан, мачете и самодельный календарь.

Я помню, что хотел просто иметь календарь под рукой потому, что это казалось мне невероятно важным делом – даже более важным, чем еда и питье. Одинокая жизнь заставляет беспокоиться о совершенно невероятных вещах, когда ты находишься в беспомощном состоянии. Меня посетил страх того, что я буду долго лежать, выздоравливая, и даже не буду знать, сколько прошло дней недель или месяцев. Это означало бы, что я потерял власть над временем – словно часть моей жизни была бы безвозвратно утеряна. Я лежал в постели, сжимая в руке свой самодельный календарь и думал о том, что, если бы мои часы работали, то я мог бы заводить себе будильник время от времени и тогда смог бы отмечать в календаре прошедшие дни. Это стало просто моей идеей-фикс.

- 112 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.