Литература » Остров для себя » Страница 110

До этого я слышал, то человек с вывихнутой шеей просто не в состоянии заставить себя повернуть голову. Это ставило меня в затруднительное положение – практически не выносимое - потому что все мое тело, казалось, словно пылало огнем.

Я до сих пор не знаю, как смог это сделать. Просто не могу точно вспомнить, как нашел в себе энергию и решимость для того, чтобы пройти эти десять ярдов к лодке. Не имею ни малейшего понятия, сколько времени у меня это заняло, потому что каждое движение отзывались мучительной болью, и мне постоянно приходилось останавливаться и отдыхать. Но, так или иначе, преодолевая боль, мне удалось, скользя по теплой воде, достигнуть лодки. И, как не странно, когда мне удалось это сделать, полуприподняться и схватиться за борт, то боль отступила. Это обнадежило меня, как и ощущение рядом «Поломанного утенка».

Я немного отдохнул, задыхаясь и старясь заглушить это ужасное чувство одиночества и беспомощности. Несколько месяцев тому назад, находясь на Раро, я даже не мог себе представить, что окажусь в подобной ситуации – одинокий и попавший в ситуацию, когда спасти меня могли только нечеловеческие усилия. Однако, потного и задыхающегося – меня беспокоила даже не боль, а мои жалкие достижения. Мрачное и безнадежное будущее смотрело мне прямо в глаза. Смогу ли выжить? Что ждет меня, если я не смогу двигаться? Эти мысли пронзали мой мозг и по-прежнему мучили меня больше, чем физическая боль. Прежде, находясь на острове, я часто чувствовал себя одиноким и физически слабым. Лихорадка ослабила меня, но, по крайней мере, когда она закончилась, я не чувствовал себя беспомощным. Теперь первый раз в жизни я столкнулся с ситуацией, в которой ранее никогда не оказывался. Я никогда не представлял себе, что наступит такой момент, когда я скажу себе: «Нил, ты просто беспомощен».

И вот такой момент наступил. Все, чего я хотел сейчас – это достигнуть Анкорижда, даже если бы умер, пытаясь это сделать. К счастью, по пути назад подул ветер со стороны острова Одного дерева, который подталкивал лодку. Я рассчитывал, что ветер поможет мне додрейфовать до Суварова. Но сначала мне нужно было вскарабкаться на борт.

Медленное ползанье по песку вымотало меня, но я чувствовал, что это был единственный, хотя и болезненный, способ добраться до лодки.

В конце концов мне удалось стать на ноги, хотя я и был слишком напуган для того, чтобы шевелиться. Я стоял в одной позе около 10 минут. Потом осторожно согнул в колене одну ногу. Я старался не поворачиваться, потому что это было очень больно. Я попытался согнуть вторую ногу – и у меня это получилось. Пот лил с меня, заливая голову и глаза. Я не мог даже поднять руку, чтобы вытереть его.

- 110 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.