Литература » Остров для себя » Страница 11

Моя жизнь тогда не отличалась большим разнообразием, несмотря на смену островов, на которых я подменял постоянного управляющего.

Каждое утро я дожжен был сделать себе завтрак, открыть магазин, и ждать первых местных клиентов, находясь при этом в многофункциональном помещении квадратной формы с железной крышей – это и был мой магазин. Стены его были покрыты полками с мукой, чаем, какао-бобами, консервами, одеждой, швейными принадлежностями – всем тем, в чем никто практически не нуждался на острове, который и так уже переполнен фруктами и рыбой. Неудивительно, что пока меня «перекидывали» с одного острова на другой, я убедился в том, что управление магазином – это явно не дело всей моей жизни, а только жалкое его подобие.

Пока я поддерживал уровень запасов и состояние учета во вверенном мне магазине на хорошем уровне, у меня был и заслуженный досуг, который я проводил за чтением книг. В некоторых моих магазинах продавались книги в мягкой обложке, и поэтому даже это мое увлечение ничего мне стоило, конечно, если только я не умудрялся повредить книгу. Конечно же, я был наглецом, но у каждого магазина были свободные помещения, поэтому я мог сэкономить немного денег на арендной плате, особенно на некоторых малюсеньких островах, где белокожих поселенцев можно было пересчитать по пальцам одной руки.

Я был управляющим настоящих деревенских лавочек, в полном смысле этого слова. Однажды, продавая женщине муку, я посоветовал ей, как вылечить кашель у ребенка. Я заботился о наличии в магазине необходимого «пожарного» набора медикаментов (всегда очень востребованных) так же хорошо, как и об огромном ассортименте всяческих ненужных мелочей: от очков до дешевых биноклей, от ярко раскрашенных жестяных сундуков до длинных ржавых цепей. У меня были канистры с керосином для чадящих ламп, имеющихся в деревне, лески и крючки для рыбаков , которые гораздо чаще других пытались купить все это за свой последний улов рыб-попугаев или лангустов.

Я дошел до того, что стал чем-то средним между доктором и деревенским консультантом, и я воспринял это, как приятное дополнение к работе, потому то на островах, особенно небольших, зачастую я оказывался единственным человеком, к которому люди могли прийти за помощью. К тому же, я стал своего рода ростовщиком, потому что я один мог судить о том, стоит ли давать в долг тому или иному местному обитателю, в зависимости от того, какими будут цены на копру, или более того – я должен был продать отрез ситца за орехи, которые еще растут на дереве.

Что действительно сильно огорчало меня в моей новой профессии управляющего магазином – так это то, что мне бы это действительно нравилось это дело, если бы я работал на Таити или Муреа. Или лучше бы мне никогда не встречать Фрисби и не загораться желанием посетить Суваров - тогда моя тоска не была бы такой отчаянной, и я бы не жил этой мечтой. Внутри меня всегда жило странное ощущение, что моя рутинная жизнь наверняка перестанет быть таковой, если я когда-либо узнаю, что такое жизнь на необитаемом острове.

Казалось, что я проводил все свое свободное время в ожидании курьерской шхуны, которая время от времени пробуждала остров от его сонной одури, давая людям возможность отвлечься от рутины на те несколько часов, пока я разгружал товар в мою лавку. Иногда Энди приплывал на своей «Тиаре Тапоро», и тогда мы коротали вечерок на моей веранде.

- 11 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.