Литература » Остров для себя » Страница 101

Я потратил недели на то, чтобы завоевать ее доверие, и теперь она, наконец, совсем не боялась меня. Я не сентиментален и не хотел излишне драматизировать ситуацию, но просто не мог заставить себя обмануть ее доверие.

Каждый день она вперевалку ходила за мной, каждый день она приходила за едой, а каждый вечер улетала на Китовый остров. И все же каждый день эти убийственные мысли продолжали мучить меня, пока однажды утром искушение не стало столь большим, что я чуть не схватил ее за шею. Один поворот – и ее можно будет приготовить. А потом она дружески крякнула мне – и этого было достаточно – мои руки опустились сами собой.

После этого я решил не кормить ее с руки. На следующий вечер она пришла, как обычно, и я поставил для нее жестянки с водой и уто. Но она уже отвыкла от этого и хотела, чтобы я покормил ее с руки. Когда я этого не сделал, то она просто отказалась от трапезы. Мне это не понравилось. Я чувствовал, что несправедлив к ней – но не собирался снова рисковать ее жизнью.

С этого дня я не кормил ее с руки, а она, в свою очередь, отказалась от еды. Эта наша борьба продолжалась неделю. Затем однажды она просто улетела.

Я ждал до полудня, и когда нигде не нашел ее, то запаниковал. Без колебаний я столкнул «Поломанного утенка» в воду и поплыл к Китовому острову. Я подумал, что она, возможно, ранена, на там также не оказалось никаких следов утки. Я прочесал весь остров. Она улетела, и я никогда больше не видел ее.

Я должен признаться, что после этого моя жизнь стала скучной. Я чувствовал себя очень подавленным и безутешным, поэтому, наверно, и не делал записи в свое дневнике до самого Рождества. Но в тот день меня настигла невероятная удача – я нашел на пляже черепаху.

Я увидел черепаху во второй раз с моего приезда на Суваров, то есть почти за год. Она была невероятно огромной – должно быть, весила триста фунтов – и медленно ползла вдоль берега. Я подбежал к ней – ибо это было мясо, которого я так отчаянно жаждал – но я смог перевернуть ее на спину с большим трудом, потому что она была примерно трех футов в ширину. Но перевернуть на спину – это единственный способ сделать черепаху беспомощной. Я не был уверен в том, что мне нужно делать дальше. Несмотря на годы, проведенный мною на островах, я никогда е видел, как убивают черепаху.

Я коснулся ее толстой, кожистой шеи – и она немедленно втянула голову в панцирь. После некоторых рассуждений я вернулся в лачугу и взял молоток. Потом я вернулся на пляж и сильно ударил черепаху по голове. Оказалось, я ее убил, потому что ее шея расслабилась,

- 101 -

>

<






Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?


— Что тебе нравится?
— Одиночество.
— Почему?
— Потому что одиночество не осуждает.


Идеальное одиночество и покой — лучшее, что способен подарить людям единственный спутник Земли.


С собой надо разговаривать в одиночестве!


Самое жестокое одиночество — это одиночество сердца.


В одиночестве человек часто чувствует себя менее одиноким.


Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит — не скучать с самим собой.


Когда ты будешь ценить то, что у тебя есть, а не жить в поиске идеалов, тогда ты по-настоящему станешь счастливым.


Всюду, где можно жить, можно жить хорошо.


Я всегда считал, что единственное путешествие, которое действительно стоило совершить, это путешествие за пределы самого себя.


Люди думают, что будут счастливы, если переедут в другое место, а потом оказывается: куда бы ты ни поехал,ты берёшь с собой себя.